Цифровые собаки и другие эффекты «Круэллы»

05 Июля 2021 10:20

Действие фильма студии Disney «Круэлла» разворачивается в Лондоне 60-х годов. Понятно, что почти вся визуальная составляющая в таком случае требует дизайна: нельзя просто выйти на улицу Лондона и снять какой-то фрагмент – в поле зрения наверняка попадет что-нибудь современное. Так что, цифровая достройка декораций в таком проекте не только неизбежна, но и представляет собой приличный объем работы.

 

Но в этой картине большую часть действия «тащат» на себе животные, производящие весьма специфические действия, добиться которых от реальных животных во время съемок практически невозможно. Поэтому в большинстве кадров фильма эти собаки компьютерные.

 

Главным вендором на проекте была студия MPC, которая занималась собаками и заменой окружения. Но для фильма также требовалась и другая работа, например – замена париков и цвета глаз маленькой Эстеллы, а также – удаление прыщей и дефектов кожи. Кроме того, нужно было омолодить Баронессу в начале фильма на 25 лет. После тестов разных вендоров эта работа ушла студии SSVFX.

 

 

Собаки

 

Для картины всех животных артистов сосканировали в 3D и отсняли, чтобы выстроить компьютерные модели как можно ближе к реальности. У студии MPC большой опыт создания цифровых животных – они делали животных для «Короля льва» и семейного фильма «Айван, единственный и неповторимый».

 

Для этого проекта они снова модифицировали шейдер для шкуры, потому что не были им полностью довольны. Особенно – в области рассеивания света в массиве шерсти. Теперь этот шейдер физически корректен.    

 

Всего в фильме было восемь собак.

 

 

Интересно, что пандемия затормозила работу над постпродакшном ленты на 6 месяцев, поэтому. когда режиссер Крейг Гиллеспи отсматривал весь фильм перед релизом, он сказал VFX супервайзеру ролекта Максу Вуду: «Тебе придется напомнить мне, где у нас настоящие собаки, а где – цифровые, я забыл». Это означало, что режиссер полностью доволен работой VFX команды.

 

«Действительно, – рассказывает Вуд. – В сцене, где маленькая Эстелла едет в машине со своим щенком, мы переключаемся между ней и матерью. И в этой сцене у нас был один дубль с реальной собакой, а все остальное – с цифровой. И у нас идет шот с реальной собакой и дальше мы переводи камеру на мать, а когда возвращается – собака в кадре цифровая. И так в фильме у нас было три шота с реальным щенком и десять - с цифровым, все перемешаны между собой».

 

 

 

 

 

А в каких-то сценах реальные собаки оказывались в кадре вместе с цифровыми. А еще были кадры, в которых эти собаки были комбинированными: часть собаки – реальная, а часть – цифровая.

 

 

Сканирование

 

Если вам кажется, что 3D сканирование животных дело сложное – это не так. На самом деле сама фотограмметрия практически мгновенна – собаку снимают множеством камер одновременно, и это происходит со скоростью фотовспышки.

 

Собак снимали в нескольких позах, и их дрессировщик просто командовал им сидеть или лежать. Собаки, игравшие Бадди и Винка, вели себя отлично, три основных далматина тоже отлично отработали съемку. А вот их дублеры наотрез отказались идти в помещение с камерами. Они слышали звук вспышек и им это не понравилось. Пришлось их сначала приучить к звуку, а уже потом попросить сниматься.

 

 

Референсы для анимации

 

 

Для референсов была проведена отдельная съемка животных в движении. Собак заставляли бегать галопом и рысью, ходить и тд. Кроме съемки делались замеры скорости и времени, за которое собаки преодолевают то или иное расстояние.

 

Это было важно для превизов (черновая визуализация, демонстрирующая экшн и композицию кадра, движение камеры и объектов в кадре для последующей съемки или VFX работы). «Очень часто при создании превизов жертвуют реалистичностью, потому что хотят сделать сцены быстрее и запустить кино в производство, – говорит Вуд. – Но здесь я хотел придерживаться реальности в плане скорости движения собак, чтобы эти шоты без швов встали в картину, когда мы пойдем их снимать».

 

Студия также обдумывала использование захвата движения для собак, но решили, что она не нужна, поскольку были проведены съемки, из которых сотрудники MPC могли взять нужные кадры и рото-анимировать по ним цифровых собак. Эти референсы включали все нужные движения. А к концу съемки был запланирован короткий период дополнительной съемки собак с целью получения специфических движений.

 

«Я попросил монтажеров составить список кадров, в которых нам нужны цифровые собаки, – рассказывает Вуд. – И мы могли пойти сделать простую копию декорации, чтобы заставить собак проделать нужные движения и снять их с нескольких ракурсов сразу.

 

 

 

 

 

Пес Эстеллы Бадди был собственной собакой дрессировщицы. И она помогала уже на этапе постпродашна, снимая его с нужными движениями по просьбе VFX супервайзера в любое время.

 

 

Съемка

 

Любой шот, в котором предполагалось использовать цифровых собак, снимался дважды. Один раз – с живыми собаками в кадре. Даже, если это был обычный проход их по коридору. Было важно увидеть, как мышцы работают под шкурой, сколько этого движения видно, и как шкура взаимодействует со светом.

 

Перед съемкой MPC напечатали свои модели собак, сделанные по фотограмметрии, на 3D принтере. После чего их покрасили в серый цвет и использовали на площадке для сбора референсов по освещению.

 

Кроме того, были сделаны еще утяжеленные копии этих форм, чтобы актеры могли с ними взаимодействовать, ощущая сопротивление животных.

 

 

 

 

 

«В итоге бы отрезали им ноги или головы, – делится Вуд. – Звучит не очень приятно, но зато нам не пришлось закрашивать больше фона, чем надо».

 

 

Цифровые собаки

 

Отдел студии MPC, занимающийся персонажной анимацией, начал работу над цифровыми собаками как можно раньше. Они собрали все референсы и сканы для создания модели каждой собаки. Как мы уже писали, студия накопила огромный опыт работы по созданию «реальных» животных, и здесь этот процесс ничем не отличался.

 

«Нам пришлось переработать шейдер для шерсти, который написали для «Короля льва», - рассказывает Вуд. – Я сделал несколько фильмов, где были белые лошади. И белая шерсть – особенно сложна. Почему-то сделать ее реалистичной сложнее всего. А ведь далматины белые! Поэтому нужно было убедиться, что мы сделали все возможное для создания абсолютно убедительных собак».

 

 

 

 

 

Дольше всего работали над Бадди. Потому что у его шерсть требовала особого груминга – она торчит во все стороны и часто слипается в пучки. Так что, он оказался самым сложным из всех собак «Круэллы».

 

На этапе анимации команда аниматоров вставляла в шот снятых собак, которые делали нечто максимально похожее на требуемые движения (а иногда даже использовали для референсов youtube находки). И анимировали их на основе превиза.

 

 

Реальные, компьютерные и немного того и другого

 

Интересно, что иногда приходилось совмещать компьютерных собак с реальными – по частям! Например, в кадрах, где собаки посещают грумера и сидят в ваннах, тела собак реальные, но головы компьютерные. Потому что они не выглядели такими агрессивными, как требовал сценарий. Здесь головы собак «закрашены», а пузыри пены на их головах – реальны.

 

 

 

 

 

Дальнейший кадр, когда собаки бегут от грумера и вбегают в фургон – тоже сделан с частично реальными, а частично компьютерными собаками.

 

«Мы сделали множество дублей с тремя далматинами, – рассказывает Вуд. – Один промахивался мимо дверей, двое запрыгивали, тот третий останавливался, смотрел на похитителя и запрыгивал тоже. В итоге мы поняли, что одна собака делает это все время специально, из дубля в дубль. И я сказал, давайте сделаем дубль с одной собакой, а остальных потом вставим».

 

 

 

 

 

Одной из самых сложных задач было создание Бадди в виде щенка. Настоящий щенок все время рос по ходу съемок шота. Его размер и форма менялись. Его попытались заменить другим щенком, но тот выглядел совсем иначе. Получалось, будто сначала пес был гладким, а потом оброс. В итоге было решено заменить щенка компьютерной версией.

 

Самая сложная и самая любимая сцена

 

VFX супервайзер фильма Макс Вуд назвал самой сложной сцену, в которой Эстелла сидит на скамье и разговаривает со своими будущими друзьями. Изначально эти кадры не должны были включать собаку, но позже было решено включить в кадр Бадди, который прыгал рядом с Эстеллой.

 

«Было очень сложно заставить Бадди выглядеть грустным, но при этом реалистичным, – рассказывает Вуд. – Это очень длинные кадры, и собаки не смотрят на кого-то так долго. Поэтому нам нужно было сделать так, чтобы собака смотрела на хозяйку, потом – в разные стороны, но при этом не отвлекала внимание на себя. И хотя в этой сцене собака не делает ничего особенного, было сложно создать ему соответствующие эмоции, но не переборщить и не сделать собаку нарочито анимационной.

 

Любимым же шотом Вуд называет кадр, в котором далматины пытаются укусить летящую в слоумо Эстеллу за ноги.

 

 

 

 

 

«Эти кадры были замедлены, но при этом они должны быть очень красиво стилизованы, – рассказывает он. – Мы увидели, что эти шоты настолько медленные, что на них не заметны отличия от отснятого материала. В этом кадре далматины прыгают и пытаются ухватить маленькую Эстеллу за ноги. Когда мы добавили слюну, летящую из пасти собак, этот шот стал идеальным».

 

 Всего цифровые собаки появляются в 250 шотах в картине.

 

 

Другие эффекты

 

Поджечь платье

 

Кадры, в котором Эстелла эффектно сжигает белую накидку, оказываясь в красном платье, снимали дважды. Одни раз с Эммой Стоун в красном платье, а второй раз – с ней же в белой накидке. «Мы понимали, что два плейта не совпадут идеально, чтобы использовать отснятую накидку, – делится Вуд. – Но у нас появился идеальный референс для освещения цифровой накидки и ее движения. Мы рото-анимировали Круэллу в красном платье и добавили белую накидку поверх.  Потом мы сделали несколько черновых пассов с огнем, чтобы найти скорость, с которой огонь будет сжигать накидку. И когда Крейг Гиллеспи заапрувил темп, мы сделали симуляцию ткани такой, чтобы она казалась горящей бумагой, а потом добавили симуляцию огня и почерневшие от него края бумаги. В финале мы добавили дыма и интерактивного света в отснятый материал».

 

 

 

 

 

 

Невидимый эффект

 

 

«Возможно, это не столько эффект… Но мне очень нравится шот, в котором маленькая Эстелла чистит зубы, потом наклоняется, чтобы выплюнуть пасту изо рта, а поднимается уже взрослая Эстелла, – рассказывает Вуд. – Потом камера влетает из зеркала в квартиру и следует за девушкой. Такой шот зрители обычно и не замечают, но он очень клевый. Изначально мы долго думали, как его сделать. Но потом все оказалось довольно просто».

 

 

Не обошлось без сюрпризов

 

«Гиллеспи и его монтажер Таня Ригел – отлично сработались, – завершает рассказ Макс Вуд. – Они редко меняют шот на последнем этапе, обычно все продумано заранее. Но в Рождество режиссер неожиданно сказал мне, что вставил в фильм общий план Лондона 60-х годов. Мне предстояло сделать CG грузовик, заменить все современные здания и корабли на реке, изменить время со дня на день и заменить небо. И это – за три недели до окончания работы. Счастливого Рождества!»

 

 

 

 

 

 

Всего в фильме 1828 VFX шотов, из них 1151 сделаны MPC, 512 шотов созданы командой SSVFX и 165 «домашней» командой Disney.