Стартфильм > Новости > Межзвездное путешествие «Интерстеллара»: факты о съемках

Межзвездное путешествие «Интерстеллара»: факты о съемках

10 Ноября 2014 00:00
Автор:Hope

На прошлой неделе на наши экраны вышло очередное творение кинематографического гения Кристофера Нолана («Начало», «Престиж»), которое разделило зрителей и критиков на два лагеря. Но ругать или хвалить фильм – не наша задача. Мы просто расскажем о том, как он рождался на свет. А нашу рецензию читайте в другой рубрике.

Кристофер Нолан отдает предпочтение съемке на пленку, а не на цифру, это стало визитной карточкой его картин. Весь творческий коллектив его команды понимает и разделяют его взгляды – большинство специалистов работает с ним уже более десяти лет. Каждый раз эта инициативная группа готова воплотить видение режиссера с помощью инженерных и конструкторских решений.

Задолго до съемки Нолан связал Кипа Торна и супервайзера визуальных эффектов Пола Франклина, чтобы они создали реалистичные виды Вселенной, сквозь которую придется лететь персонажам картины. Торн прилетел в Лондон, и некоторое время сотрудничал со специалистами компании Double Negative, которые должны были построить картину Вселенной в CG как можно ближе к сегодняшним научным стандартам.

Применяя знания Торна о гравитации и гравитационных линзах – эффекта гравитации на свет вокруг черной дыры – Франклин и его команда в Double Negative смогли построить загадочные объекты космоса в высоком разрешении. Для Торна наблюдение за компьютерным воссозданием физической реальности стало инструментом новых открытий. «В процессе работы над фильмом мы обнаружили новые данные о визуальной составляющей черных дыр и червоточин», - говорит Торн.

В Double Negative изучили астрофотографии британской Королевской обсерватории и фото с телескопа Hubble. Кроме того, они перерыли базу данных NASA о 2,5 миллионах звезд, чтобы «нарисовать» необходимые для фильма виды космоса.

Конечно же, красоты Вселенной были визуальными эффектами, но эти же изображения использовались и для других целей.

На этом фильме для отдельных его сцен были использованы камеры IMAX, но самое невероятное – огромными камерами теперь можно было снимать в самых небольших декорациях – потому что оператор Хойт ван Хойтема умудрялся снимать этой камерой «с рук» в документальном стиле. «Хойт настоял на съемке с рук, водрузив камеру на плечи, несмотря на ее вес, - говорит Нолан. – Я не представляю, как он это делал, но это позволило нам получить дополнительную свободу, о которой мы и не мечтали при работе с камерой IMAX».

Фитчуретка IMAX

Еще пока перерабатывался сценарий, постоянный художник-постановщик Нолана Нейтан Краули начал работать над дизайном пейзажей недалекого будущего, в которых будут разворачиваться события фильма.

География «Интерстеллара»

Прежде, чем отправиться к звездам, герои фильма живут на земле – в самом сердце Америки, где фермеры выращивают поля кукурузы. Эти сцены снимали в Канаде под городом Калгари.

«Мы хотели визуально показать, что кукурузу растят там, где не должны были, - рассказывает Нолан. – И Калгари в этом смысле – идеальное место! Красивая долина, круглые холмы, ведущие к горам».

Декорация в Калгари

Нолан отказался снимать фермерский дом и поле кукурузы отдельно, чтобы потом сложить их вместе на этапе пост-продакшна. Он хотел абсолютного реализма, и это означало создание пейзажа с нуля. И в данном случае – это просто монументальное предприятие.

Чтобы воссоздать эту среду, арт-отдел засадил поле площадью два квадратных километра кукурузой. Это место располагалось южнее города Калгари в Канаде. «Здесь кукурузу не выращивают, - вспоминает со-продюсер фильма Эмма Томас, - как мы обнаружили позже - по весьма уважительной причине. К счастью растения не должны были выглядеть слишком здоровыми. Ведь Земля в фильме умирает». У команды было всего полгода, чтобы вырастить зерновые до нужного размера. Но им повезло. После холодов и наводнения в последние несколько недель подготовительного этапа в Калгари выглянуло солнце, и кукуруза таки выросла.

По задумке Нолана дом Купера был современным, но не футуристическим. «Дело в том, что Купер – человек постиндустриального будущего, - говорит Краули. – И сейчас он живет в грязном, очень земном мире. Поэтому футуристическая архитектура здесь не подходила, нужно было, чтобы дом выглядел очень приземленным».  

Дом фермера – это декорация, выстроенная у кукурузного поля с нуля. Предполагалось, что декорацию можно будет снимать как снаружи, так и внутри, поэтому дом был построен так, чтобы в нем действительно можно было жить, правда, за исключением водопровода. По виду дом напоминал семейное жилище, которым пользовались многие поколения.

Для создания декорации Краули консультировался с оператором фильма ван Хойтема насчет того, какие фактуры и цвета наилучшим образом впишутся в эстетику картины. «Для Купера этот дом полон воспоминаний, говорит ван Хойтема. – Поэтому мы хотели, чтобы все выглядело как можно тактильнее, реалистичнее». Многие сцены снимались без дополнительного освещения – здание построили так, чтобы как можно больше естественного света попадало в дом.

Фермерский дом – важный персонаж фильма, - говорит Нолан. – Нужно, чтобы он выглядел настоящим, практичным, будто в нем действительно живут. Многие цвета были добавлены в декорацию чисто по эстетическим причинам, но в основном он естественным образом вписывается в пейзаж».

Фото реальной пыльной бури

И хотя космические полеты, скорее, предвосхищают будущее, Нолан обратился к прошлому, чтобы воссоздать драму умирающей Земли. Чтобы изобразить пыльные бури, он изучил  кадры, снятые во времена Депрессии – в 30-х годах прошлого века. Тогда несколько штатов США постигло бедствие под названием Пыльный котел - в результате неправильной технологии землеобработки во время засухи ветры поднимали в воздух тонны пыли и несли ее по всей прерии. Нолан посмотрел документальный сериал о худшей рукотворной катастрофе в истории Северной Америки - тогда массовая разработка земли под посевы, вызвавшая эрозию и иссушение почвы, превратила прерии в пустыни. Пылевые метели выгоняли людей с насиженных мест в города. «В то, что я увидел в этом документальном сериале, было трудно поверить – настолько невероятно выглядело происходящее, - вспоминает Нолан. – Я вставил кое-что оттуда прямиком в свою картину».

Нолан знал, что он никогда не добьется реалистичности пылевых бурь, используя только компьютерную графику, он хотел, чтобы актеры переживали это на съемочной площадке.  Поэтому режиссер обратился к координатору спецэффектов на площадке Скотту Фишеру, который применил перемолотый в пыль нетоксичный картон C-90. В сценах пыльной бури его гнали по съемочной площадке специальные ветродувы.

Пыль также влияла на объем и качество света. Это позволило кинематографистам как можно ближе воспроизвести виды пыльных бурь 30-х годов. «Мы попытались воспроизвести то, как люди ощущали себя во время подобных пыльных бурь, - говорит ван Хойтема, - когда тьма окутывала фермы и дома».

Фишер с помощью ветродувов собирал в воздухе целые облака перемолотого картона, камера IMAX была упакована в специальный полиэтиленовый кожух, а вот актерам пришлось хуже всего. «Когда ты открывал рот, чтобы сказать свои фразы, туда сразу набивалась целая пригоршня пыли, - вспоминает Кейси Аффлек. – Но рядом ходил Крис – наш бесстрашный лидер – без маски и с идеально уложенными волосами. Мне сразу расхотелось жаловаться на пыль».

На кукурузном поле разворачивается одна из экшн сцен фильма – сцена погони за индийским дроном. Дрона сделал сам Краули. Всего их было два: радиоуправляемая модель в треть величины и с размахом крыльев 4,5 метров, которой управлял пилот Ларри Джолли, и ее полноразмерная нелетающая копия.

Координаторам трюков и спецэффектов нужно было решить, каким образом безопасно снять погоню по кукурузному полю, видимость в котором равна нулю. На самом деле, в этих сценах состаренным доджем управлял профессиональный гонщик, который располагался на крыше автомобиля и таким образом, отлично видел, куда он едет. А актеры в кабине всего лишь играли свои роли.

В этой сцене камера впервые в фильме взлетает над персонажами – это символ грядущих перемен.

Дизайн скафандра был основан на реальных космических костюмах. «Мы не хотели слишком сильно отходить от реальности, - говорит Нолан, - поэтому мы постарались оставить его узнаваемым, как принадлежащим астронавту 20-го века. Мы хотели внедриться в нашу историю и показать, как он может выглядеть в будущем».

Художник по костюмам Мэри Зофрес начала свою работу с исследования истории скафандра от самых первых – и до наших дней.  «У меня было всего 12 недель, - говорит она, - я и раньше делала специфические костюмы, но скафандр для меня был совершено новым приключением. Она создала свою версию из элементов уже существующих. «Технологии в фильме ушли вперед, - поясняет она, - но эстетика не изменилась. Я хотела сделать костюмы немного более компактными и легкими, но сохранить классический силуэт».

Однако, ей пришлось работать не только с костюмами, но и с механикой скафандра – системами подачи воздуха и охлаждения, а также особыми перчатками и ракетами на локтях. Последние были созданы с помощью 3D моделирования в сотрудничестве с арт-отделом и спецэффектниками.

Команда Зофрес интегрировала получившееся в ткани костюма. «Здесь не было декоративных элементов - только функциональные,» - говорит она. Но это также добавило сложности – все элементы системы должны быть в рабочем состоянии. «Актеры должны были провести много времени «в космосе» с закрытыми гермошлемами, - поясняет она, - поэтому система подачи воздуха должна работать». Для этого ей пришлось обратиться в компанию SPCS, которая производила эти элементы технического оснащения вместе с тканями.

Отдельно разрабатывали шлемы. Работа заняла четыре месяца, за которые их создали, состарили и оснастили системой радиокоммуникации, чтобы актеры могли общаться с режиссером и между собой, а также – записывать диалоги, которые были частью финальной звуковой дорожки фильма.

После чего в уже и так весьма тяжелые костюмы пришлось вставить и систему водного охлаждения, которая бы предохраняла актеров от перегрева. В рюкзаках находились вентиляторы для охлаждения воды и предохранения визоров от запотевания. Все вместе весило от 13 до 15 килограмм, не учитывая гидрокостюмы, которые надевались во время съемок в воде.

Энн Хэтэуэй вспоминает свой первый день тренировки в костюме в воде: «После попытки пробежать три метра в бассейне, я позвонила знакомому «морскому котику» и попросила его позаниматься со мной в спортзале. Когда мы дошли до съемки, Мэттью говорил мне: «Нам сейчас тяжело, но зато представь, как круто мы выглядим!»

Что касается роботов TARS и CASE, то они представляли собой марионеток. По сюжету их создали как военных роботов, а потом выкинули на свалку. «Действие картины разворачивается в мире, где мало ресурсов, - объясняет Нолан, - поэтому ученые зависят от устаревших, но еще функционирующих военных технологий. Мы хотели создать робота, который бы мог противостоять взрыву, был мощным и функциональным, а не стильным».

Нолан принципиально хотел отойти от антропоморфного дизайна роботов, принятого в фантастическом кино. Во время поиска формы Нолан и Краули экспериментировали с палочками от эскимо. В итоге решили, что это будет массивная фигура из массивных прямоугольных форм, система параллелепипедов, способная вращаться вокруг трех магнитных осей и трансформироваться в 64 геометрические формы. 

Скотт Фишер построил прототип, который казался совершенно реальным, это заняло у него всего два месяца. Кроме этого режиссер хотел, чтобы механический астронавт присутствовал на площадке и вступал в интеракцию с актерами. Поэтому для оживления двух роботов-марионеток наняли актера-комика Билла Ирвина, который управлял марионетками с помощью гидравлических ригов. Вес машин достигал 90 килограмм!

Космическое путешествие

Команда отправляется в космос старым дедовским способом. Нолан вставил этот взлет в свой фильм, чтобы отдать должное астронавтам НАСА. Сцена взлета – компьютерная.

Для фильма было создано три корабля: «Рейнджер», «Лэндер» и «Эндюранс». Во время их создания арт-отдел пересмотрел часы документалок НАСА о Международной космической станции, создании SpaceX и корабля Dragon, а также – прогулялись в тени космического корабля «Эндевор».  «Рейнджер» - скоростной шаттл, был первым созданным для фильма кораблем. Его модель реализовали с помощью 3D принтера. После чего Краули нанял группу скульпторов для создания отдельных деталей: двигателей, посадочных опор, шлюзов и других необходимых деталей без изменения его обтекаемой формы.

«Лэндер» - это мамонт, созданный для надежности, а не для скорости. «Если «Рейнджер» - это немецкая гоночная машина, то «Лэндер» - это русский грузовик, - объясняет Краули. – Первый – это быстрый катер, способный сесть на планету и взлететь с  нее, а второй – это тягловая лошадь, нужная для доставки на планету грузов».

Оба корабля были созданы так, чтобы входить в кольцевой модуль «Эндюранс». Нолан и Краули создали основной корабль, играя в кубики. Кольцо вращалось вокруг центрального модуля со скоростью пять оборотов в минуту, чтобы создать гравитацию в 1G. Модули соединются коридорами, каждая капсула выполняет во время полета определенную функцию: 4 капсулы с двигателями, 4 постоянные капсулы со спальными помещениями, кабиной управления, криолабораторией и лабораторией механики, 4 капсулы способны отделяться и выбрасываться на планету.

Все модули были созданы в 3D, после чего их начали строить. Полноразмерные корабли строили вручную. Длина «Рейнджера» составляла 14 метров, а «Лэндера» – 18! Скотт Фишер и его команда построили гидравлические опоры и шлюз. После чего их сделали герметичными, положив еще один слой оргстекла. Фишер также заставил работать криокровати, а кресла в кабине – вращаться.

Когда корабли прибыли в студию Sony, их поставили на гимбал, который позволял двигать корабли по шести осям. Гимбалом управляли с помощью компьютера. Нолан обожал управлять им сам.

Камеру IMAX для этих сцен прикрепили прямо на корабль. Еще несколько камер были нацеплены на шлемы актеров.

Это было частью методики отказа от хромакея. Нолан хотел двигать корабль на фоне изображений космоса, фиксируя отсветы и блики, которые возникнут в такой среде. «Это было довольно сложно, - вспоминает Нолан, - но мы уже построили корабли для других целей, поэтому я решил использовать их и здесь».

Отдельно был построен шлюз для стыковки, и гимбал синхронизировал движения частей каждый раз, когда астронавты возвращаются на «Эндюранс». «Обычно в фантастических фильмах стыковка – это нечто, что проходят быстренько, чтобы идти дальше и делать нечто более интересное, - отмечает Нолан. – Но в «Интерстеллере» мы пытаемся рассказать, что космические путешествия – это весьма опасный процесс и великое достижение Человечества. Стыковка всегда сложна и опасна – здесь может случиться все, что угодно. Мелочь может оказаться смертельной. Поэтому в первый раз мы сняли процесс стыковки полностью, хотя в сценарии об этом сказано очень мало. Но это оказалось очень важно для темпа фильма».

В кино давно почти не делают миниатюры для съемки кораблей в космосе – за эти кадры обычно отвечают визуальные эффекты. Однако, Нолан считает, что эти миниатюры более тактильны и придают ощущения реальности происходящего. Поэтому для фильма были построены модели кораблей. Этим занималась студия New Deal Studios. Модели были такого огромного размера, что команда студии прозвала их макситюрами, в противовес миниатюрам. Модель основного кольца «Эндюранс», например, в масштабе 1:15 достигала в диаметре 7,5 метров. Отдельно была построена часть станции в масштабе 1:5 – для съемки сцены взрыва. «Рэйнджер» и «Лэндер» были построены несколько раз в разных масштабах.

Модели снимались на риге с системой контроля движения. Это также позволило запечатлеть все световые артефакты, которые возникали, когда корабль пролетал мимо источника света. «Эти вещи можно рассчитать в CG, если нужно, но самое интересное в съемке моделей – то, что ты видишь вещи, которые никогда бы не смог предугадать, - рассказывает Нолан. – Эти спонтанные элементы придают кадрам ощущение реалистичности».

Корабль «Эндюранс», вернее, сегмент его 60-метрового кольца, был построен в огромном павильоне студии Sony и подвешен на 45-метровом кране. Гидравлическая установка позволяла вращать модель на 180 градусов для съемки космических сцен.

Благодаря консультантам из НАСА, среда внутри кораблей отражает реальную среду космических станций: там нет потолка, стен или пола, все поверхности используются, везде пристегнуты какие-то нужные вещи. Нолан хотел, чтобы все, к чему прикасались актеры, действительно работало, поэтому все переключатели и мониторы выполняли какие-нибудь функции на корабле. Освещение также было интегрировано в декорацию. Во время съемки оператор мог добавлять рассеиватели по своему усмотрению.

За пределами корабля, напротив иллюминаторов был развернут огромный экран. Пол Франклин и команда Double Negative построили систему двух синхронизированных проекторов, которые создавали единое изображение, достаточно яркое для придирчивой камеры IMAX. Постепенно система эволюционировала, и в нее было включено больше проекторов. Изображение должно быть достаточно ярким, чтобы его свет проникал в кабину корабля и освещал лица актеров. «Мы смогли отразить клаустрофобию космического путешествия, - отмечает режиссер, - снимая длинные дубли камерой с рук и с разных ракурсов».

Франклин и его команда также создали программу, позволявшую вмешиваться в изображение проекторов спонтанно по требованию режиссера.

Проекции не только показывали актерам вид черной дыры, но и симулировали свет солнца, когда команда корабля пролетает мимо него. Это позволило ван Хойтема запечатлеть в кадрах солнечный свет, напоминающий тот, что он видел на документальных кадрах. «Содержимое фронт-проекции показывало нам, где было Солнце, когда мы двигались мимо него или вращались, - говорит оператор. – В кино мы всегда пытаемся скопировать свет солнца, или, в данном случае, еще и свет от черной дыры. Я никогда не снимал фильм с таким количеством прямого света, как здесь».

Улетев с планеты, персонажи «Интерстеллара» также переживают невесомость. Нолан уже изображал отсутствие притяжения в фильме «Начало», тогда он работал с координатором трюков Джорджем Коттлом. Для «Интерстеллара» Коттл разработал комбинацию ригов, которая позволила снимать невесомость довольно комфортно как для актеров, так и для технической команды.

Естественно, Коттл сначала изучил движение астронавтов, показанное в документальных фильмах. «Мы с командой каскадеров протестировали разные варианты ригов, которые могли бы двигать актеров вертикально и горизонтально. Дополнительные риги позволяли управлять движением актеров на тросах. Но при этом Нолан хотел снимать крупным планом в довольно замкнутом пространстве», - рассказывает Коттл.

Для этого Коттл и Скотт Фишер применили довольно сложный риг под названием параллелограмм — систему тросов, которые цеплялись к бедрам актеров и двигали их по крошечной декорации с помощью управляемого человеком крана. Чаще всего за управлением этого крана сидел сам Нолан.

Съемки в двух финальных локациях – это монументальное достижение в области логистики! «Мы искали места, которые выглядели бы, как иные планеты, - говорит режиссер. – И если уж ты пересекаешь полмира, чтобы туда добраться, нужно действительно построить то, что ты хочешь там снять!»

В последний раз Нолан был в Исландии десять лет назад, когда снимал «Бэтмен: Начало», и он считал, что сможет найти там нужную натуру. «Мы хотели получить реалистичное и тактильное ощущение другой планеты, - говорит он. – Мы хотели взять наших героев и зрителей вместе с ними в невероятное путешествие, и снять все как можно реально. Пейзажи Исландии очень необычны и уникальны».

Нолан и Краули полетели в Исландию на ледник, на котором бывали раньше, чтобы убедиться, что он может изобразить иную планету. Они обнаружили, что ледник Ватнайёкуль был покрыт вулканическим пеплом, и теперь его лед имеет сюрреалистический мраморно-серый цвет. «Это позволило создать нужное ощущение – грязного, агрессивного и враждебного пространства, - вспоминает Краули. – Оно не должно было быть волшебным, как раз наоборот – неприветливым и мрачным. И ощущения от того ледника были именно такими».

Еще одна локация в Исландии была расположена относительно неподалеку – лагуна Брунасандур, где мелководье простиралось на несколько сот метров, изобразила водную планету. С места съемки не было видно другого берега, и казалось, что вода бесконечна. Но команде фильма пришлось построить 15 километров дороги и найти специальный транспорт с высокой подвеской – для перевозки аппаратуры и людей к месту съемок.

Два полноразмерных корабля из трех проделали путешествие в Исландию. Они весили 4,5 тонн каждый. Их разобрали и отправили в Рейкьявик на грузовом Боинге 747. Потом погрузили в грузовики и увезли на локации, где в специальных палатках собрали заново.

Посреди съемок здесь разразился тайфун, ветер был так силен, что срывал с улиц асфальт. Но даже в этой ситуации Нолан отказался терять съемочный день. «Крис гордится тем, что может снимать в любую погоду, - говорит Томас, - но здесь нам пришлось отказаться от этой идеи – ветер сдувал нас с ног. Однако, Крис это Крис, он ненавидит сидеть сложа руки, поэтому он вытащил нас на парковку, где мы подсняли немного деталей».

Ниже предлагаем посмотреть видео со съемок:

По материалам расширенного студийного пресс-релиза.

Фильмы: Интерстеллар
Персоны: Кристофер Нолан
Ключевые слова: кино, визуал, vfx, визуальные эффекты, костюмы, дизайн, декорации, спецэффекты, съемочный процесс
Встроить: [html-code], [BB-code]
 

Комментарии

Филипов Сергей
11.11.2014 в 10:46
фуфло полное, а не фильм
Терешкова Марина
10.11.2014 в 12:01
очень много сейчас макконахи сталоо
Добавить комментарий

У Вас нет прав на добавление комментариев!