Патрис Верметт: «Дизайн для научной фантастики – это моя мечта!»

14 Ноября 2016 18:51

На прошлой неделе на наши экраны вышел необычный научно-фантастический фильм  Дени Вильнева «Прибытие», основанный на повести Теда Чана «История твоей жизни». Любой, кто читал повесть, удивится – скажем прямо, материал для экранизации был выбран крайне сложный: показать, что творится в голове человека с изучением инопланетного языка.

Объединяет историю совершено человеческая драма. Но суть драмы – именно в новом знании, которое героиня получает от пришельцев. Однако, сегодня мы поговорим о визуальной составляющей фильма. Художником-постановщиком картины был номинант на премию «Оскар» за работу над лентой «Молодая Виктория», канадский художник Патрис Верметт, постоянно работающий с Вильневым («Пленницы», «Враг», «Убийца»). В его задачу входило создание антуража ленты, космических кораблей, самих пришельцев и их языка – в его графическом виде. Иными словами, именно художник-постановщик определяет, что мы видим на экране. Мы предлагаем переводное интервью с Верметтом, однако оно, возможно, содержит спойлеры, поэтому, если вы фильм еще не смотрели, вам лучше сначала сходить в кино, а потом вернуться и прочитать этот  текст.

- Насколько проще или сложнее работать над фантастикой, когда приходится создавать то, что никто никогда не видел?

- Сделать дизайн для научно-фантастического фильма – это моя давняя мечта. Создать визуальный мир «Истории твоей жизни» Тэда Чана – это особый дар, который впадает не всегда. Это был особенный проект.

- Как проходила работа?

- Встреча человека с иными цивилизациями была показана в кино уже не раз, иные фильмы вдохновляли, другие – нет, но у нас у всех есть некая концепция идеи первого контакта. Мы представляем, как могут выглядеть инопланетяне, как может выглядеть их корабль. Мы хотели сделать нечто совершенно иное. Ведь их мир совершенно иной, он чужой для нас. Теоретически, очень может быть, что у нас с инопланетянами будет крайне мало общего. Нужно отметить, что продюсеры отнеслись к нашим идеям с большим пониманием.

- Как вы работали с Вильневым?

- Дени – поэт от кино, он – исследователь человеческой души. Нам отлично работается – это наша четвертая совместная работа. Он открыт всему, и готов к новым ходам, мыслит нестандартно и идет неожиданными путями. Он сильный рассказчик и отличный командный игрок.

- Как проходила работа над проектом?

- Наша работа начинается всегда одинаково. После чтения сценария я начинаю собирать визуальные рефернсы. Это могут быть картинки из книг, моей личной библиотеки, интернета – всего, что приходило на ум, когда я читал сценарий: от современных инсталляций до макрофотографии и архитектуры. На этом уровне – это всего лишь  эмоциональная реакция на написанный текст. Потом я собирают мудборды (от англ moodboard – панель с «настроенческими» картинками или цветовыми референсами), и мы с Дени начинаем обмениваться идеями о визуальных направлениях, которые могут пригодиться в картине. Я также привлекаю к мозговым штурмам своего декоратора Пола Хотта и главного арт-директора Изабель Гуэй.

- Как вы создали корабль?

- Идея о форме корабля пришла от Дени. Он увидел фотографии странной экзопланеты, находящейся за пределами Солнечной системе, она овальной формы. Это решило вопрос о внешней форме кораблей. Они должны быть совсем чужими для нашей цивилизации. Мы просто поиграли еще с овальной формой и вытянули ее. Угольный цвет должен был показывать поверхность, похожую на полированный камень. 

- Интересно, что корабль парит над землей.

- Мы решили, что все 12 идентичных кораблей будут парить над землей. Они пролетели пол галактики, но не приземлились на планету. Они пришли к нам издалека, но это мы должны будем сделать последний шаг, чтобы совершить контакт – так близко, но все-таки далеко – 8,5 метров. Но готово ли человечество приложить эти усилия?

- Что еще потребовалось придумать?

- Мы хотели, чтобы инопланетные технологии были совсем иными, кардинально отличались от наших. Но земляне, чтобы достигнуть инопланетного корабля сначала едут в пикапе, а потом встают на подъемник. Это выглядело очень рутинно, обыденно и «приземляло» всю историю.

- Как вы придумывали интерьер корабля?

- Решение сделать корабль вертикальным вызвало некоторые сложности. Поэтому мы решили, что при входе в корабль изменяется гравитация. Это было бы «прыжком веры» для землян – тоже своего рода испытание – сделать шаг из подъемника на стену коридора. А в самом конце коридора будет яркий свет, на который они и пойдут. Целью было создать смешанные эмоции: страх и восхищение.

- Замкнутое пространство тоже имеет значение?

- Текстура стены должна была напоминать осадочную окаменелость, этот длинный темный коридор ассоциируется с долгой историей и мудростью инопланетной цивилизации. В конце туннеля – комната, где люди, в конце концов, встречаются с пришельцами. Мы хотели, чтобы эта камера напоминала тот класс, в котором Луиза оказывается в начале фильма. Нам нужно было «перекинуть мостик» между Луизой и пришельцами. Мы также хотели показать контраст тишины и покоя внутри корабля и беспокойного мельтешения всего и вся в военном палаточном городке у подножия корабля. Создав эту комнату, мы хотели сделать отсылку к творчеству художника Джеймса Таррелла.

- Но ведь кроме интерьеров и инопланетян в фильме вы создавали еще и графический язык пришельцев. Как вы подошли к этому?

- Зрители не сразу понимают, что это – письменная речь. Мы начали с общего концепта, а не со слов. Прежде всего, высказывания должны идти по кругу, чтобы они укладывались в концепцию фильма: «без начала и конца». Время в фильме – не линейное. Мне также нужно было посмотреть, какие языки существуют на земле и как были показаны инопланетные языки в разных фильмах про пришельцев: иероглифы, символы языка американских индейцев и народов Южной Африки, арабский язык. Но мои идеи Вильневу не понравились, они были недостаточно инопланетными, в них было слишком много человеческой логики. Нужно было сделать язык настолько же инопланетным, насколько инопланетно выглядели корабли и сами пришельцы. Нужно было, чтобы символы нам ничего не напоминали. Я промучился несколько месяцев, но не смог ничего придумать.

Слава богу, я женат на очень талантливой художнице, ей и выпала честь найти визуальную сторону инопланетного языка. Мартина Бертранд вписана в титры фильма как дизайнер инопланетного языка. И потом мы сделали обратный дизайн всего по ее рисункам. Разобрали эти «кляксы» на части и вписали их в круг. Потом мы присвоили им значения. Для фильма было создано около ста разных слов, высказываний, выражений.

Мы сделали словарь и раздали его всем на площадке, чтобы все участники процесса понимали, что происходит. Каждый круг был разбит на 12 секций.

*  *  *

Для Верметта это был первый опыт создания иного языка и первая научно-фантастическая картина, но он хочет продолжить этот опыт. Сейчас он работает над лентой «Горы между нами», в которой тоже требуется создать атмосферу иного мира.

PS: Кстати, вопрос, который герой Реннера задает Луизе в конце фильма («Ты хочешь детей?»), изначально он должен был написать на стекле на гептоподском. Он звучал как «создать жизнь» со знаком вопроса. А огромное окно в ее доме было призвано ассоциироваться со стеклом на корабле пришельцев. Но эту идею отбросили. По мнению Патриса это был самый красивый символ на гептаподском, но в фильм он так и не попал.

 

 

 
Ирина Зайцева | 18.11.2016 14:39
Инопланетный язык - это конечно нечто! Это какую надо фантазию иметь!
Ответить | Поделиться
Семен Петренков | 16.11.2016 05:46
Вот это да! А я еще не смотрел! Ну особо спойлеров не заметил, но желание бежать смотреть усилилось в 100 раз!
Ответить | Поделиться
Екатерина Леонова | 15.11.2016 06:24
А чего же не попал? Взяли и вырезали(
Ответить | Поделиться
Надежда Маркалова | 15.11.2016 21:53
Ну вот, почему-то не попал, да.
Ответить | Поделиться