Сотворение Галактики стражей

03 Мая 2017 12:05

На этой неделе на наши экраны выходит убойный фантастический боевик «Стражи Галактики. Часть 2», в котором мы снова встретимся с полюбившимися героями космоса: Грутом, енотом Ракетой, Гаморой, Драксом, и, конечно, Питером Квиллом. Мы постараемся в ближайшее время подробнее рассказать о визуальных эффектах фильма, а пока предлагаем историю создания образов и декораций.

Друзья продолжат приключаться по Вселенной, заодно спасая еще во всех возможных случаях. Но на этот раз наших героев ждут некоторые изменения, новый опыт и прозрение, которое иногда приходит слишком поздно. И еще их ждут новые враги и старые друзья.

Первые «Стражи Галактики» были полностью отсняты в Великобритании, а для работы над вторыми создатели фильма перенесли производственную базу в студию Pinewood Atlanta Studios, расположенную в городе Фейетвилл, штат Джорджия, США. Эта студия с её 18-ю павильонами является крупнейшим кинопроизводственным комплексом в США за пределами Голливуда.

 

«Мы снимали первых «Стражей» в Англии, но в киностудии Pinewood Atlanta столько просторных павильонов и рабочих площадей, что мы смогли полностью вместить туда производственную базу, – говорит Джеймс Ганн. – «Для фильма «Стражи Галактики. Часть 2» нам нужны были очень большие павильоны, потому что наши декорации очень масштабны, несмотря на то, что в фильме много графики. Я люблю по максимуму использовать физические декорации и создавать максимально реалистичные локации, чтобы уравновесить графические элементы. Киностудия Pinewood Atlanta – это фантастический комплекс, и возможность разместить всё под одной крышей была большим преимуществом для производства».

 

Крису Пратту было не в первой сниматься в Атланте; за последние два года он снялся здесь в трёх фильмах. «Атланта решает, – говорит Пратт. – Все были так дружелюбны. Южный шарм всецело покорил меня. Гостеприимство на высоте, а люди – просто чудо. И мне очень нравится разнообразный досуг, которому можно посвятить выходные, будь то гольф, рыбалка или поездки на природу. В Pinewood замечательно. Этот комплекс абсолютно новый и является настоящим произведением технического искусства».

 

У режиссёра Джемса Ганна было определённое видение того, как должен выглядеть фильм «Стражи Галактики. Часть 2» и он хотел использовать в нём максимальное количество физических декораций. «Я пришёл в первые «Стражи Галактики» имея чёткое представление о том, как всё будет выглядеть, и применил тот же подход ко второй части, – объясняет он. – Я хотел, чтобы он перекликался с иллюстрациями первых научно-фантастических романов из 1950-х и 1960-х. Именно оттуда я черпал вдохновение».

Режиссёр продолжает: «Стражи Галактики. Часть 2» оказались несколько сложнее в производстве с точки зрения дизайна, чем первый фильм, потому что у нас было больше декораций, но меньше локаций. Так что все локации и планеты, которые мы видим, должны были быть проработаны до мельчайших деталей».

Комментирую цветовые решения, Ганн говорит: «У нас очень широкая цветовая гамма, но в то же время, у нас стало больше сдержанности и контроля, чем в первом фильме. Мы делали более продуманный выбор в отношении разных локаций, чётко определяя, какие цвета будут использоваться. И мы также по полной используем наши грандиозные космические пейзажи. Мы уделяем им гораздо больше внимания и времени, чем на первом фильме и наводим нереальную красоту. Для меня было очень важно, чтобы новый фильм получился элегантнее, красочнее, с захватывающими дух космическими пейзажами и яркими персонажами».

 

Поклонники будут рады узнать, что в картине «Стражи Галактики. Часть 2» появятся новые миры. «У нас несомненно будут новые миры, но мы также глубже погрузимся в уже известные миры, о которых мало что было понятно из первой части, – говорит Ганн. – Мы познакомимся с народом планеты Суверен – их историей, их нравами, их верованиями, их принципами. Мы, также, увидим новые миры, как, например, необитаемая планета, на которой Стражи терпят крушение. И, разумеется, мы очень подробно изучим планету Эго».

Продолжая, Ганн добавляет: «В первом фильме мне приходилось быть очень осторожным, чтобы не выбить землю из-под ног у зрителя, и я до сих пор за этим слежу. Я не хочу дезориентировать аудиторию. Но поскольку теперь у нас уже есть представленные зрителям персонажи, появилась возможность показать больше инопланетных миров, чем в первой части».

 

Для художника-постановщика фильма Скотта Чамблисса одной из первых задач по воплощению видения Ганна стало создание обиталища Верховной жрицы Аиши, правительницы планеты Суверен. «Планета Суверен выполнена в эстетике графической вариации на дизайн ар-деко из 1930-х годов, но в аскетичной стилистике иллюстраций к научно-фантастическим романам из 1950-х, – объясняет Чамблисс. – Джеймс Ганн хотел, чтобы эта стилистика особенно ярко просматривалась именно в этой сцене, но при этом всё должно было быть очень красиво, потому что они раса идеальных существ. В 1930-х вышла отличная версия истории о Клеопатре, которую снял режиссёр Сесиль Б. ДеМилль, и я изучил её. В общем, мы начали выстраивать дизайн, воссоздавая атмосферу 1930-х годов и расширяли его дальше и дальше в 1950-е, и в итоге каким-то образом оказались в Лас-Вегасе 1970-х. Поскольку базовый золотой цвет ограничивает цветовую гамму, на выходе получилась картинка, напоминающая стилистику комиксов, что было нам очень на руку. Эта идеальная раса, у которой всё должно быть прекрасно, а по сути они поверхностны, но относятся к себе очень серьёзно, что само по себе смешно и умилительно».

Во второй части фильма зрителей ждёт гораздо более детальный взгляд на мир Опустошителей, включая их корабль «Эклектор». Декорация «Эклектора» - самая масштабная и на 100% реальная с полным обзором в любом направлении. Декорация была спроектирована таким образом, чтобы некоторые её секции можно было отсоединять, перестраивать и превращать в другие отсеки «Эклектора». Создатели фильма использовали различные секции как огромный пазл для создания разных версий корабля.

Для художника-постановщика фильма Скотта Чамблисса декорация «Эклектора», корабля Опустошителей, стала отличным примером того, что Джеймс Ганн не собирался экономить на физических декорациях, несмотря на то, что действие фильма разворачивается в космосе и других вселенных. «Мы с Джеймсом хотели дать актёрам максимум простора для работы, потому что, когда им есть с чем взаимодействовать, когда они верят в заданные обстоятельства, это помогает им лучше исполнять свои роли, –  говорит Чамблисс. – Я был под большим впечатлением о того, сколько всего Джеймс разрешил нам понастроить. Все части декорации «Эклектора» - это очень масштабные полностью трёхмерные локации. Мы также построили внутренние помещения космических кораблей в полную величину. По своему опыту я знаю, как сложно бывает актёру сыграть большую драматическую сцену на фоне синего или зелёного экрана».

Он добавляет: «Больше всего в работе над художественным оформлением этой картины мне понравилось то, что все миры в ней очень отличаются друг от друга, и Джеймс предоставил мне возможность создавать столько физических элементов, сколько я смогу, чтобы уравновесить визуальные эффекты, и это было здорово».

 

Ещё одна ключевая локация для мира Опустошителей – это заведение «Железный лотос», расположенное на планете Контраксия. «Контраксия – это планета удовольствий для Опустошителей, – объясняет Джонатан Шварц. – Это такие неоновые джунгли, но покрытые снегом и льдом. Опустошители наведываются сюда, чтобы расслабиться, выпить и выпустить пар, и поэтому здесь множество увеселительных мест, таких как «Железный лотос».

Столкнувшись с задачей воплощения логова Опустошителей в реальность, Чамблисс задал себе несколько вопросов: «Когда строят злачное место для космических пиратов, кто определяет его дизайн? Из каких материалов его строят? В каких интерьерах им будет комфортно?».

 

Продолжая, он говорит: «Первое, что пришло мне в голову, - это такая свалка отработанной техники, куда свозят старые космолёты и промышленные материалы, которые потом там гниют. Моя идея состояла в том, что эти ребята или их друзья построили там всё сами. В какой-то момент какой-то энтузиаст среди них прикинул, что у них нет безопасного места для тусовок. Он посмотрел на имеющиеся ресурсы и начал строить из того, что было под рукой. Это можно сравнить с тем, каким был район Таймс-Сквер в 1970-е и 80-е или различные европейские кварталы, предназначенные для встреч, общения и отдыха».

У актёров и съёмочной группы фильма «Стражи Галактики. Часть 2» декорация «Железный лотос», на создание которой ушло почти пять месяцев, была одной из самых любимых, и её финальный вариант выглядел как некий пост-апокалиптический квартал на восточных окраинах Манхэттена.         

 

«Декорация «Железный лотос» была нереально крута, – говорит Шон Ганн. – Земля была усыпана искусственным снегом. Мне нравились съёмочные дни, когда было задействовано много актёров массовки в образах Опустошителей и любовных роботов, которых предлагают в этом заведении для дружбы или более серьёзных отношений. Декорация была очень красочной, но с налётом мрачности – эдакий тёмный футуризм. Это была отличная физическая локация, в которой актёру всегда проще выложиться на полную».

«Железный лотос» стал одной из моих самых любимых декораций за всю карьеру, мне никогда не доводилось работать в подобной среде, – говорит Сильвестр Сталлоне. – «Она прекрасно передаёт атмосферу мира, где существуют Стакар и Опустошители. Мне очень понравилось работать на площадке с Майклом Рукером, и я многое почерпнул для себя. Я действительно в полном восторге от мастерства исполнения этих декораций».

Джонатан Шварц подводит итог: «Скотт прекрасно справился с воплощением в жизнь самых разных планет и интерьеров. Для нас было принципиально иметь физические декорации, потому что это помогает актёрам и делает наш мир более реальным, а не просто компьютерной картинкой, нарисованной исключительно в целях обеспечения научной фантастичности проекта. Мир стражей шероховатый и с характером, и поэтому в него так легко погружаться».

Дизайн костюмов

Для создателей фильмов MARVEL внешний вид персонажа начинается с эскизов. Энди Парк, супервайзер по визуальным разработкам, и его команда художников стоят в авангарде кинопроизводственного процесса. «Обычно всё начинается с нас и сценария, –  говорит Парк. – Но зачастую мы делаем эскизы ещё до наличия финального текста. Когда наши эскизы утверждают, они попадают к художнику по костюмам, который придумывает, как добиться такого внешнего вида».

 

Он добавляет: «Очень часто наши эскизы воплощаются с точностью до мельчайших швов, но также, зачастую художнику по костюмам приходится вносить коррективы при работе с нашими дизайнами. Мы очень тесно работаем с костюмерным отделом на протяжении всего процесса.  Они помогают нам, а мы помогаем им, чтобы наши персонажи выглядели наилучшим образом. Это очень интересное сотрудничество, потому что ты видишь, как твой двумерный цветной рисунок превращается в реальный костюм на актёре». 

Команда по визуальным разработкам осуществляет множество исследований в процессе дизайна персонажей для Киновселенной MARVEL. «Каждый персонаж и даже его костюм должен обладать собственной историей, – объясняет Парк. – Он должен проецировать внешний мир персонажа. Все аспекты дизайна, материалы, текстуры и даже цвета должны нести в себе информацию. Зрители могут не знать об этом, да им и не обязательно, но если сделать всё правильно, они это почувствуют. В этом и заключается искусство дизайна персонажей».

 

Энди Парк и его художники создали эскизные проекты основного облика Звёздного Лорда, полного облика Гаморы, основного облика Небулы с новой рукой, а также внешнего вида Мантис. Кроме этого, они предложили множество вариантов возможного облика Эго, но, цитируя Парка, «Джеймсу Ганну больше всего понравился замечательный эскиз авторства Джексона Це». 

Трижды номинированная на премию Оскар® художник по костюмам Джудианна Маковски начала свою работу над фильмом «Стражи Галактики. Часть 2» с консультаций с Джеймсом Ганном, чтобы понять его замысел. «При первой встрече с Джеймсом мы обсуждали внешний вид персонажей из первых «Стражей», - рассказывает она. – Он сказал, что в новой картине они должны выглядеть менее эпатажно, но больше в духе рок-звёзд, потому что теперь они рок-звёзды Вселенной. И мы попытались найти способ сохранить стилистику первого фильма, но привнести в неё эту новую струю. Мы немного приглушили цвета, и их одежда стала чуть более приземлённой».

Например, в целом, внешний вид Питера Квилла остался прежним, но у него появились модные штаны, новый плащ и футболки с принтами, как у классической рок-звезды. Придумать интересный и остроумный принт для футболок было непростой задачей для Маковски, и она привлекла художника-графика. «Мы создали около 300 логотипов, пока не нашли тот самый, делится дизайнер. – Думаешь: «Что там должно быть написано? На каком языке?» К счастью, для первого фильма уже был придуман инопланетный язык, и мы его использовали. Надпись на футболке переводится как «Врубай скорость». Это конфета. Так что, там действительно есть смысл».

 

Костюм Гаморы стал более аскетичным с отсылкой к панк-року: порезанная футболка, кожаные брюки и жилетка. Ещё у неё есть крутой плащ в духе 1980-х, созданный Джудианной Маковски и её командой. «Мне нужен был простой плащ, без пафоса и эпатажа, – говорит художник по костюмам. – Но там очень интересные швы и вставки, и лёгкий намёк на 80-е, так что Джеймсу он очень понравился».

Когда дело дошло до дизайна экстравагантного золотого платья для Верховной жрицы Аиши, которую играет Элизабет Дебики, критическим фактором был выбор правильного оттенка. «Мы очень хотели, чтобы платье было золотым, потому что в комиксах оно золотое, – говорит Маковски, – Но нам было страшно, что она в нём будет похожа на танцовщицу варьете из Лас-Вегаса, так что пришлось очень тщательно подбирать тип золотой ткани. Она не могла быть с пайетками или блёстками, и Джеймс сказал, что это древняя цивилизация, так что мы остановились на матовых золотых оттенках и добавили немного простого сияния».

Маковски описывает процесс создания неземного облика Аиши: «Первые эскизы, которые я получила, были просто рисунками от художников MARVEL, но в них было слишком много от ренессанса, который диссонирует с миром Джеймса. Он очень привязан к 80-м, так что мы упростили дизайн и сделали его более современным. С помощью добавления акцентов бронзового и синего нам удалось отойти от излишней театральности».

 

Ещё одну сложность для Маковски и её команды представляла высота Аиши. «Элизабет Дебики имеет рост 190 сантиметров, но Джеймс Ганн хотел, чтобы она была ещё выше и нависала над Крисом Праттом. Добавив к костюму туфли на платформе, мы помогли Дебики вытянуться до 2-х метров. Одной из важнейших задач было соблюсти правильные пропорции, потому что если она не будет выглядеть ослепительно красивой, то зритель не поверит, что перед ним предводительница идеальной расы. Мы сделали так, чтобы платье слегка подчёркивало формы и излучало женственность. Нужно было уравновесить металлические тона чем-то мягким и воздушным. Так что с этим пришлось повозиться, а также с тем, чтобы подобрать макияж в тон платью, и чтобы всё гармонировало, потому что костюм, также, является частью её трона. Это был один из самых сложных костюмов за мою карьеру, в создании которого участвовало множество разных департаментов».

«Аиша – неземное величественное существо, – говорит Элизабет Дебики. – У неё очень высокие требования ко всему. Джудианне удалось придумать образ, которого мне ещё не доводилось видеть на экране. Я не уставала восхищаться, наблюдая за его созданием. От него веет эпохой Елизаветы. У Аиши есть фрейлины, поскольку очевидно, что самой ей такой наряд не надеть. Можно представить себе какой многоступенчатый ритуал представляет собой её облачение, учитывая насколько сложное у неё платье. Он оно мгновенно заявляет о её статусе и инопланетном происхождении. Он как английская королева, к которой никто не смеет даже прикоснуться».

 

Костюм также помогал Элизабет Дебики понять своего персонажа. «Так интересно, когда костюм несёт в себе столько информации о твоём герое, - делится она. –  Ограничения, которые накладывает платье: корсет, острые углы и даже его вес, - всё это диктует тебе определённый стиль движений, потому что они изрядно скованы, что в свою очередь формирует вполне конкретный тип личности. Когда пытаешься понять логику этого персонажа, задаёшься вопросом, зачем ей такое громоздкое одеяние? Но её облачение демонстрирует её народу могущество их королевы. И оно меняет тебя на физическом уровне. Я не могла до конца ощутить себя Аишей, пока не надела платье и не села на трон. И в туже секунду я всё про неё поняла».

«Дизайн платья, которое Джудианна создала для Аиши – это один из самых удачных элементов в фильме, настолько оно превосходно, – восторгается Ганн. – На этапе подготовки у меня были очень конкретные идеи, что у Верховной жрицы должно быть величественное золотое платье, которое, также, является частью её трона, и мы с Джудианной и моим художником-постановщиком Скоттом Чамблиссом вместе придумывали эти интересные решения, которые в результате воплотились в невероятно роскошный костюм, вписанный в декорацию».

Ещё одним совместным амбициозным проектом Чамблисса и Маковски стало создание расширенного мира Опустошителей, задуманное для нового фильма автором сценария и режиссёром Джеймсом Ганном. «У Опустошителей особая культура, где всё основано на тактильных ощущениях, – объясняет Джеймс Ганн. – По сути, это культура мощных спорт-каров, Опустошители любят фактурные вещи. У них везде натыканы кнопки и гаджеты, реагирующие на движения».

«Самым сложным в работе над этим фильмом было создание костюмов Опустошителей, – говорит Маковски. – В первом фильме Опустошителей было совсем мало, а в этом целая армия. Их костюмы – настоящие шедевры с множеством деталей. В итоге мы пошили более 400 костюмов для 200 Опустошителей».

Ещё одним творческим вызовом для Маковски стало создание образов новых персонажей: Эго и Мантис, в исполнении Курта Рассела и Пом Клементьефф соответственно. «Образ Мантис был создан в сотрудничестве с командой визуальных разработок MARVEL, – говорит Маковски. – Они представили первичные эскизы, но они были немного плоскими, так что нам нужно было найти некий способ их раскрыть, сделать более интересными, добавить текстуру. Помимо этого, мы не хотели, чтобы Мантис выглядела как непонятное существо, а её костюм как пародия на одежду. Я показала Дэйлу Уивену, моему закройщику, одну исследовательскую работу по открытому плетению кожи, и он загорелся этой идеей. Он – гений, и когда он принёс мне пробный фрагмент, я была поражена. Благодаря ему костюм начал развиваться в совершенно ином направлении. Это было очень интересно, потому что мы вплетали в юбку две кожаных ленты разного цвета, создавая деталь, которая бы привлекала внимание на экране».

 

Описывая свой костюм, Клементьефф говорит: «Он прекрасно исполнен. Цвет зелёный, и он немного блестит, но не слишком, и он обладает эффектом хамелеона. Он сам по себе похож на насекомое, на какого-нибудь жука».

Джудианна Маковски, художник по костюмам, рассказывает, где черпала вдохновение для образа Эго, которого играет Курт Рассел: «Мы хотели, чтобы он выглядел как эдакий космический колонист, но с налётом эстетики вестерна, потому что это стиль Крута Рассела. Я не хотела делать из него типичного супергероя в литых доспехах. Так что он полностью одет в кожу, как и подобает колонисту, и все элементы соединены путём шнуровки. Это множество слоёв разных типов кожи, которые мы вытравливали лазером и состаривали, чтобы добиться почти средневекового эффекта».

 

Она добавляет: «Когда мы впервые обсудили это с Куртом, он посмотрел на некоторые эскизы и сразу уловил суть. Это образ эдакого космического конкистадора, типа Дона Кихота. Мы изучили, как изготовлялось обмундирование конкистадоров и пошли в этом направлении, но сделали его штаны и обувь очень современными».

«Джудианна проделала прекрасную работу, создавая костюмы для фильма», - восклицает Ганн. «Я под огромным впечатлением. Многие из костюмов она подняла на совершенно новый уровень».

 

Пластический грим

 

Пока Джудианна Маковски придумывала невероятно стильные костюмы для фильма, специалист по пластическому гриму Брайан Сайп и его команда создавали физический облик таких персонажей как Гамора, Дракс, Йонду, Небула, Мантис и всех Опустошителей в фильме «Стражи Галактики. Часть 2». На съёмках первой части процесс наложения грима и укладки волос занимал от трёх до шести часов. Одной из главных задач для Сайпа и его команды из студии Legacy Effects была разработка технологии по уменьшению времени, проводимому актёрами в креслах гримёров и стилистов».

 

Одним из самых больших прорывов в работе над фильмом стал персонаж Дракс, как объясняет специалист по гриму Брайан Сайп: «На съёмках первой картины грим Дракса занимал в среднем три с половиной часа. Кажется, тогда нашим рекордом было два часа и пятьдесят минут. Нам удалось снизить этот показатель до одного часа и восемнадцати минут, а это конвертируется в часы сна для Дэйва и повышение общей эффективности нашей работы. Дэйв Батиста был также очень доволен, что его мускулы и фактура просматривались сквозь скульптурный грим. Нынешняя структура скульптурного грима позволяла Дэйву при желании делать разминку в костюме Дракса. Более тонкий дизайн, также, создавал более честный эффект – когда он двигался, было видно, как всё его тело приходит в движение».

Описывая новый процесс, Сайп говорит: «В итоге мы полностью переделали грим Дэйва, сохранив первоначальный внешний вид, а затем мы развернули процесс. Вместо того, чтобы сперва надевать силиконовый скульптурный грим, а потом раскрашивать его тело в необходимых местах, мы сначала его красили. Мы перешли на силиконовый грим, который можно раскрасить заранее. Он очень легко надевается и гораздо тоньше, что исключает образование складок и загибов, которые могут выдать грим».

 

Команда, также, разработала новый метод снятия грима, при котором Батиста помещался в некое подобие сауны. «Этот грим накладывается в два раза быстрее, но вот снимать его несколько сложнее, потому что это совершенно иная технология, – говорит Батиста. – Это такой компромисс, но для меня самое главное, чтобы Дракс выглядел на все сто».

 

Батиста добавляет: «Новый грим намного больше напоминает настоящую кожу и гораздо лучше облегает моё тело. Поэтому к этим съёмкам я должен был подойти в отличной форме. На первой картине это заботило меня гораздо меньше, потому что меня покрывали бесчисленными слоями силикона, под которым сложно было разобрать моё телосложение, так что я не особо изнурял себя тренировками. Но в этот раз я не давал себе спуску, чтобы прийти в идеальную форму и поддерживать её. И когда я вижу, как мощно выглядит Дракс на экране, понимаю, что оно того стоило».

 

Для Зои Салдана изменения в нанесении грима были не столь драматичны, но Сайп и его команда всё же скостили какое-то время, переделав три лицевых элемента пластического грима в одну цельную накладку. Также, Сайп подобрал новую краску для создания зелёной кожи Гаморы, более щадящую для актрисы. Описывая процесс окрашивания, Сайп говорит: «Мы красили из пульверизатора или вручную. Оттенок её зелёной кожи достигается наложением восьми слоёв краски, что позволяет сохранить яркость и придать глубину».

Ещё один процесс нанесения грима, который Брайану Сайпу и команде из студии Legacy Effects удалось модернизировать, несмотря на некоторые сложности, связан с Небулой. «Грим Небулы стал ещё одной непростой задачей для всей команды гримёров, – говорит Брайан Сайп. – На съёмках предыдущего фильма Карен Гиллан брила голову, что существенно всё упрощало. В этот раз она попросила попробовать избежать этой необходимости. Так что грим Небулы это многие слои цельных лицевых и головных силиконовых элементов, и есть лишь одна полоска по центру её лица и шеи, где нет никакого грима, и здесь возникает сложность с подгонкой цвета. Лицо полностью состоит из прямолинейных геометрических фигур, так что гримёрам приходилось работать с невероятной точностью и делать это быстро».

 

Карен Гиллан описывает своё перевоплощение в Небулу для фильма «Стражи Галактики. Часть 2»: «Мой обычный съёмочный день на площадке начинался в четыре часа утра. Около часа уходило на то, чтобы замотать мои волосы так, чтобы я могла выглядеть лысой. Затем где-то два с половиной часа я проводила в кресле гримёра, пока на меня накладывали кожу Небулы. Я буквально влезала в её кожу, что несколько жутковато, а потом уже надевала костюм. В прошлый раз этот процесс занимал около пяти часов, а в этот всего три с половиной, так что это радовало».

 

Такая физическая трансформация помогала Гиллан и с вхождением в роль. «Мне бы хотелось верить, что мой характер не имеет ничего общего с характером Небулы, но когда я оказывалась в гриме и костюме, то начинала серьёзно в этом сомневаться, – улыбается она. –  Я помню переломный момент на съёмках первой картины, когда я посмотрела в зеркало и увидела её суть. Я подумала: «О, боже, теперь я понимаю, какая она. Я знаю, как двигаться в её манере, я знаю, что хочу наклонять голову, потому что в этом что-то есть. Именно в этот момент мне всё про неё стало ясно. И только благодаря этому образу. Один этот костюм делает за меня существенную часть работы. Я вижу это по тому, как люди на меня смотрят – как-то иначе. Он меняет тебя, а о большем актёр не может и мечтать».

Элизабет Дебики, которая играет Аишу, предводительницу расы с планеты Суверен, каждый день проводила несколько часов у стилистов и гримёров. «Нанесение золотой краски – это целый процесс, – говорит актриса. – Также, в каждом эпизоде у неё совершенно разные причёски, так что парики менялись постоянно. Но когда я столкнулась на площадке с Крисом Салливаном, который играет Шокерфейса, и увидела его грим, я поняла, что мне грех жаловаться. Я должна помалкивать, потому что в плане грима в картине «Стражи Галактики. Часть 2» раса планеты Суверен отделалась очень легко. Я не могу сказать, что в образе Аиши было очень комфортно, но возможность перевоплотиться в такое чудесное существо – это настоящий подарок для актёра».

Кстати, образ Шокерфейса, нового Опустошителя, Сайпу и команде студии Legacy Effects пришлось создавать с нуля. «С ним нам пришлось пройти через несколько этапов дизайна, – объясняет Сайп. – Мы работали с фотографиями Криса Салливана, пытаясь создать что-то интересное, чего ещё никто не делал. Разумеется, свой вклад вносила и творческая группа, задавая нам направление. Кристофер Свифт вылепил первый скульптурный грим, и он получился очень крутым. У нас вышел такой огромный мощный персонаж с косматым развевающимся ирокезом, и Крис гениально вжился в этот образ космического пирата».

 

Для Майкла Рукера в роли Йонду изменения касались переделки накладок на голову, чтобы устанавливать новый гребень. Процесс окрашивания кожи тоже изменился. Майкл Рукер объясняет: «Сначала на меня очень быстро наносили базовый цвет, а затем начинала работать команда гримёров. Они отменно делали свою работу, - моя синяя кожа выглядит и ощущается, как настоящая. Сквозь краску даже проступает испарина, и краска не размазывается и не течёт! Чтобы протестировать её, я бегал вокруг павильона. Нам с командой гримёров удалось снизить время нанесения грима до одного часа и пятнадцати минут. На смывку всего уходит часа полтора, и потом ещё пару дней я выскабливаю синюю краску из ушей».

Сайп со смешком добавляет: «У Рукера абсолютно особенное отношение к Йонду. Он всегда очень энергичен и хочет во всём участвовать. Он помогает вымывать бороду. Он помогает крепить гребень. Он полноценно участвует во всём, что касается грима».

Визуальные эффекты и анимация

В фильме «Стражи Галактики» одним из самых популярных у зрителей персонажей был Грут. В конце первого фильма он совершает самопожертвование в результате которого перерождается в маленький росток не выше двадцати пяти сантиметров. Задача по реалистичной анимации этого миниатюрного персонажа легла всецело на плечи специалиста по визуальным эффектам Криса Таунсенда.

«Грут имел большой успех в первом фильме, и Джеймс не хотел, чтобы Малыш Грут был излишне очеловечен, – говорит Таунсенд. – Он хотел, чтобы Малыш Грут был милым, очаровательным, но абсолютно инопланетным. По его замыслу этому персонажу два с половиной – три года на человеческий манер. В общем, нам нужно было создать Грута, который был бы симпатичным и умилительным для определённых сюжетных линий в фильме, но при этом не слишком бы напоминал человеческого ребёнка, и имел хулиганскую инопланетную жилку, чтобы мы никогда не воспринимали его как деревянного человека. У него также бывают вспышки гнева и он становится довольно свирепым. И вот все эти противоречивые черты мы должны были уместить в одно маленькое создание».

Таунсенд объясняет, как обретают жизнь компьютерные персонажи: «Студия Legacy Effects создала первоначальный макет на основе эскизов, предоставленных командой по визуальным разработкам MARVEL. После того как этот макет был всеми утверждён, мы передали его нашим студиям по визуальным эффектам и сказали: «Начинайте анимировать, и давайте посмотрим, как будет работать его мимика и как будут двигаться побеги. У взрослого Грута были скрипящие пластины из древесины, которыми он мог артикулировать, но у Малыша Грута молодое лицо с гладкой корой. И нам нужно было придумать, как анимировать мимику на гладком лице, чтобы оно не выглядело резиновым».

Ещё одной проблемой для Таунсенда и творческой группы был миниатюрный размер этого персонажа по сравнению с другими героями. «При съёмках сцен, где участвовал Грут, нам приходилось выстраивать кадр таким образом, как будто Грут действительно был на площадке, – объясняет Таунсенд. – Это было очень непросто, учитывая, что рядом с этим персонажем высотой в двадцать пять сантиметров находились Дэйв Батиста и Крисс Пратт оба ростом под метр девяносто. И главной задачей было построить кадр так, чтобы это выглядело естественно».

 

Для решения этой задачи Таунсенд и его команда использовали макет Малыша Грута в натуральную величину (25 сантиметров), который они ставили в декорацию, а затем Генри Брэм, оператор, Джеймс Ганн и Таунсенд определялись, как поставить камеру, чтобы отразить миниатюрность персонажа, а также масштаб декорации и других героев». «Мы использовали много специальных систем для камеры, позволяющих опустить её достаточно низко, чтобы снять как Грут оборачивается, чтобы посмотреть снизу-вверх на своих огромных друзей, – говорит супервайзер. – Но самое интересное в этом фильме было находить и использовать такие контрастные кадры, чтобы подчеркнуть эту фишку».

В общем, Таунсенду и творческой группе пришлось изрядно повозиться со съёмками компьютерного Малыша Грута, но зато в их распоряжении были актёрский талант и голос Шона Ганна, который исполнял на площадке роль Ракеты. Шон Ганн, который также играет Опустошителя Краглина, подарил Ракете свои движения и мимику в обоих фильмах о Стражах Галактики, а затем этого компьютерного персонажа озвучил Брэдли Купер.

«Я много над чем работал вместе с Шоном за все эти годы, и он снимался в моём самом первом фильме, – говорит Джеймс Ганн. – Мы исключительно хорошо работаем вместе, и на мой взгляд одним из откровений предыдущей картины был момент, когда Фред Раскин, монтажёр, повернулся ко мне и сказал: «Жаль, что одна из лучших актёрских работ фильма пройдёт незамеченной, потому что никто никогда не увидит, как Шон в живую играет Ракету». Так что я был очень рад, что теперь Шон сможет показать себя в роли Краглина, который очень важен для эмоциональной составляющей фильма».

В то время как с компьютерными персонажами Ракетой и Грутом Таунсенду и его команде всё было понятно, к новому персонажу по имени Мантис требовался совершенно особый подход. «Что касается Мантис, то мне повезло просмотреть экранный пробы разных актрис, и Пом Клементьефф удалось придать персонажу лёгкие инопланетные нотки, что было прекрасно, – говорит Таунсенд. – Она должна напоминать насекомое, так что мы обсуждали увеличение глаз, странные челюсти и всевозможный скульптурный грим. Мы прорабатывали множество разных идей в плане концепции и, опять же, команда по визуальным разработкам MARVEL создала много разных образов. В итоге мы пришли к осознанию того, что Пом исполняет роль своего персонажа настолько гениально и тонко, что нам нужно просто добавить усики к её голове и надеть линзы с большими чёрными зрачками, чтобы придать сходство с насекомым».

Таунсенд продолжает: «В итоге нам пришлось прибегнуть к услугам студии визуальных эффектов, чтобы анимировать эти усики в очень тонкой манере, потому что Джеймс не хотел, чтобы усики дополняли актёрскую игру. Он считал, что исполнение идеально, а усики просто должны быть и выглядеть правдоподобно, чтобы зрители не задавали вопросов, а просто видели женщину с усиками, как у насекомого, которые светятся, когда она применяет свои сверхспособности». 

Реквизит и оружие

Работа мастера реквизиторского дела Рассела Боббитта состоит в том, чтобы воплощать в жизнь замыслы и эскизы творческой группы, что включает в себя дизайн и производство уникальных инопланетных предметов, таких как оружие, аксессуары, мебель и инструменты.

Первым этапом для Боббитта стала встреча с Джеймсом Ганном и Скоттом Чамблиссом для обсуждения их видения мира и того, какой реквизит понадобиться, чтобы придать этому космическому миру глубину и характер. «В данном случае мы гнались за узнаваемостью. Нельзя было делать что-то сложное для понимания, – говорит Боббит. – Нам нужно было нащупать эту неуловимую точку, в которой сошлись бы космическое оружие, предметы с Земли и артефакты из других вселенных».

Одной из главных задач было создание многочисленных типов оружия, которыми владеют Стражи и их враги. Эти виды оружия разнятся от винтовок, бластеров и базук до ножей и мечей. Несколько видов оружия достались нам в наследство от первого фильма практически без изменений: бластеры Звёздного Лорда, меч Гаморы и ножи Дракса, - но всё остальное нам пришлось изготавливать и состаривать.

 

Боббитт объясняет принцип художественного состаривания на примере пистолета Небулы: «Я замешал несколько разных красок цвета «металлик» и создал иллюзию, что пистолет многократно раскалялся от частой стрельбы. И отсюда все эти цвета. Это художественный способ изобразить оружие, которым постоянно пользуются, хотя на самом деле оно появляется в кадре впервые».

Боббитт и его команда разработали и собрали четыре типа оружия для Опустошителей, а затем было сделано по 15-20 копий каждого типа, чтобы вооружить всех Опустошителей. Некоторое оружие печаталось на 3D-принтере, а в процесс было вовлечено множество сварщиков и художников.

В фильме в любой момент времени на экране могут присутствовать от 85-ти до 95-ти Опустошителей и у всех них должны были быть ремень и кобура для оружия. При создании ремней для Опустошителей реквизиторы обратились к миру стим-панка; они разбирали компьютеры, радио, мобильные телефоны, всевозможные электронные устройства и крепили их детали на ремни, превращая каждый в уникальное произведение искусства.

«Мы проводили примерки со всеми актёрами и каскадёрами, чтобы знать их размеры и внешний вид, и учитывать это при создании оружия для Опустошителей, – рассказывает Боббитт. – Лишь малая часть ремней была куплена в магазине. По большей части мы сами нарезали кожу, находили пряжки или детали электроники, которые могли выглядеть как пряжки, и пришивали их, сажали на заклёпки или приклеивали, а затем сами тиснили кожу. Мы посетили множество магазинов, торгующих авиационными запчастями, и купили кучу предметов о реальном предназначении которых не имели ни малейшего понятия».

Мир Опустошителей в основном исполнен в багровых тонах, так что команда реквизиторов использовала различные красители и приёмы, чтобы добиться нужного цвета и эффекта. «Мы применяли разные типы наждачной бумаги и металлические щётки, чтобы вещи выглядели старыми и потёртыми, как если бы Опустошители ходили с ними не в один космический бой, но на самом деле, всё это абсолютно новые ремни», - говорит Боббитт.

Отделу реквизита также пришлось создать съедобного жука для одной из сцен фильма. Сначала иллюстратор нарисовал насекомое, взяв за основу клопа. Затем на 3D-принтере напечатали модель нужного масштаба и нанесли на неё яркий узор. После из этой модели была создана форма, позволяющая делать съедобных жуков из шоколада.

Когда режиссёр захотел, чтобы в момент поедания жука одна из его лапок выпадала у актёра изо рта, Боббитту пришлось быстро придумывать, как это сделать. «Мы взяли полое туловище шоколадного жука и заполнили его чёрным мёдом, чтобы при укусе мёд брызгал изо рта, –  рассказывает он. – А для того, чтобы ноги отваливались, мы просто приклеили их к туловищу».

В другой сцене актёр ест «корень яру» – экзотический корнеплод с вымышленной планеты. Боббиту и его команде нужно было придумать, как будет выглядеть этот корень и создать его съедобный вариант. Посредством технологии, которая включала в себя увеличение пыльцы в 2000 раз и 3D-печать, Боббиту удалось создать образец, который понравился Джеймсу Ганну.

Затем они отлили форму корнеплода и купили настоящую редьку. Финальная версия корня яру была сделана из безмолочного белого шоколада. И как обычно, Боббит первый его попробовал, чтобы показать актёрам, что его творение действительно съедобно.

В одной из первых сцен фильма зрители увидят самодельные колонки, которые выглядят так, будто Стражи сами их собрали. С виду они неказистые, но потребовалось перебрать 300 рисунков с разными стилями колонок в 45-ти цветовых решениях, чтобы создать те, которые в итоге вошли в фильм.  А затем, пришлось собрать аж 15 комплектов таких колонок!

Автомобиль в фильме, который точно станет хитом у фанатов, – это Ford «Cobra» 1979-го года. Джеймс Ганн решил, что это именно на этой машине в самом начале фильма будет ехать Эго, отец Питера Квилла. Машина выполнена в бирюзово-оранжевых цветах, как и «Милано», космический корабль Питера Квилла. Объясняя выбор автомобиля, Ганн говорит: «Я неистовый фанат классических мощных спорт-каров. Я считаю, что «Мустанги» 79-го, 80-го, 81-го годов незаслуженно игнорируются и редко появляются в фильмах. Обычно мы видим модели конца шестидесятых – середины семидесятых. Так что использование этой конкретной «Кобры» было как извлечение на свет жемчужины, о которой никто не знал».

Высокооктановые трюки

Автор сценария и режиссёр Джеймс Ганн позаботился, чтобы фильм «Стражи Галактики Часть 2» был полон хлёсткого юмора, но в фильме также немало боевых сцен и головокружительных путешествий по галактике. Для Криса Пратта и других актёров это означало, что чистенькими с площадки у них уйти не получится.

В фильме «Стражи Галактики. Часть 2» много комедийных моментов, но ещё больше трюков и динамичных боевых сцен, – говорит Крис Пратт. – Я пытаюсь, по возможности, исполнять трюки сам, и Курт Рассел поддержал меня в этом. Мы целыми днями весели на тросах на высоте двадцати метров, нанося удары, и длилось это по несколько дней подряд. Он настоящий профи, и в прекрасной физической форме. Так что было круто узнать, что он ещё и прирождённый каскадёр. Я многое почерпнул из работы с ним в плане того, как правильно наносить удар, учитывая, где расположена камера относительно твоего противника. Я раньше редко задумывался о камере».

Актёр продолжает: «Всегда приятно работать с тем, кто не жалуется и не предъявляет претензий, и это как раз про Курта Рассела. Это вернуло меня на землю, потому что иногда я ловил себя на том, что хочу возмутиться, потому что когда тебя запрягают в ремни, подвешивают на тросах и болтают туда-сюда, в какой-то момент ты порядком изматываешься. Но Курт вёл себя идеально и всегда беспрекословно выполнял все требования режиссёра».

Для киноактёра Курта Рассела существует простая аксиома: когда ты подготовлен, ты можешь позволить себе эксперименты. «Как актёра меня неизменно поражал тот факт, что когда ты хорошо выучил текст, ты можешь делать что угодно, –  говорит он. –  Всё может случиться. Я могу предложить миллион разных вариантов, потому что не думаю о том, какие слова произносить. Я могу просто сосредоточиться на своих чувствах и просто реагировать на то, что вижу, и на действия партнёров. Это также позволяет мне учиться, глядя на других актёров. И мне очень понравилось, как мы сработались с Крисом».

Для Зои Салдана фильм «Стражи Галактики. Часть 2» стал возможностью поближе познакомиться с командой каскадёров. «В этой картине я исполняла гораздо больше трюков, чем в первой части, – говорит актриса. – В этом фильме трюки включали прыжки, полёты по воздуху и кручение на шарнирах. Схватка Гаморы с Небулой очень детально поставлена. Она гонится за мной, пытается убить, в том, что касается зрелищности и боевых сцен, мы явно поднялись на новый уровень».

Одной из таких сцен стал эпизод, где Гамора бежит к космическому кораблю и её едва не разрывает на части мощнейший взрыв. «Взрывающиеся шашки были так близко, – смеётся Салдана. – Я была такая: «На репетициях всё было по-другому, пиротехника была минимум в двух метрах от меня». А во время съёмок взрывы происходили так близко, что я чувствовала ударную волну сквозь кроссовки. Но в итоге всё получилось здорово и выглядит впечатляюще».

Карен Гиллан с нетерпением ждала шанса поработать с Зои Салдана в боевых сценах. «Я обожаю работать с Зои, – говорит актриса. – У неё такой богатый опыт съёмок в подобных фильмах. Она много снимается в боевиках и знает, что лучше выглядит. Она очень помогала мне в боевых сценах. На площадке она постоянно поправляла мою стойку или перемещала меня на правильную позицию. Я очень благодарна ей за это, потому что хочу выглядеть круто на экране».

«Очень здорово, когда трюки исполняют непосредственно сами актёры, – говорит Джонатан Шварц. – Это совершенно другие ощущения, когда ты видишь эмоции на лицах актёров в боевых сценах, это помогает глубже прочувствовать их персонажей, и сами боевые сцены приобретают гораздо больший смысл. Они раскрывают истинные переживания персонажа и помогают понять его. И с этим у нас не было проблем на этои фильме, потому что Крис, Курт, Зои, Карен, Дэйв и Майкл умеют очень много делать сами».

 
Алексей Сергеенко | 05.05.2017 06:08
Честно говоря, я первую часть вообще пропустил - не думал, что фильм такой офигенский! Теперь сразу обе посмотрю
Ответить | Поделиться
Василиса Маркина | 03.05.2017 13:12
Блин какой трейлер ржачный!)))))))))) Очень хочу посмотреть - побыстрее бы уже! Спасибо огроменное, что сняли продолжение!
Ответить | Поделиться
Георгий Иванов | 03.05.2017 12:26
Ого-го вы настрочили!)))) Я не могу эта тетка с усами на голове меня реально пугает - остальные по сравнению с ней просто красавчики))
Ответить | Поделиться