Дени Вильнев: «Я всегда любил научную фантастику!»

14 Сентября 2017 19:41

Вчера в Москве побывал режиссер картины «Бегущий по лезвию 2049» Дени Вильнев. Беседу с ним проводил Антон Долин, задававший правильные вопросы, и потому получавший правильные ответы.  Но прессе дали задать три последних вопроса, и один из них был наш! Что рассказал нам режиссер, пока не снявший ни одного плохого фильма, читайте ниже.

 

- Когда вы снимали «Прибытие», было объявлено о вашем назначении на режиссерское кресло «Бегущего по лезвию 2049». То есть, «Бегущий» - это не результат  «Прибытия», все случилось раньше. Вы поклонник научной фантастики, или это просто случайность?

 

- И то и другое. Я с детства люблю научную фантастику, я читал европейских авторов, и американских, фантастика меня зачаровывала. Мне кажется, научная фантастика требует вдумчивого исследования, и в то же время это очень динамичный жанр, позволяющий не скучать в процессе исследования. Я давно мечтал снимать фантастику, потому что за год выходит не так много научно-фантастических фильмов, большинство историй – это фэнтези, а не НФ. Кроме того, они созданы больше для тинейджеров, фантастики для взрослых почти нет, есть второсортное жанровое кино для подростков. Зрителю очень сложно найти серьезное фантастическое кино, исследующее взрослые вопросы. И когда я прочитал «Историю твоей жизни», впервые почувствовал себя внутри истории, которая вдохновила меня на создание фильма.

 

 

 

- Вы помните свою первую встречу с первым «Бегущим по лезвию», оказал ли он влияние на вас, и была ли у вас мысль сделать продолжение до того, как вы  заключили контракт со студией?

 

- Я очень хорошо помню свою встречу с этим фильмом, я был подростком… я жил в маленьком городке в Канаде, у нас не было интернета, и я не знал, как критика приняла этот фильм или какие у него были сборы. Я был один на один с этим фильмом. Он произвел на меня огромное впечатление по многим причинам. До этого единственным сильным НФ фильмом, который я посмотрел, был «2001: Космическая одиссея». И вот я снова видел очень мощный фантастический фильм, который выглядел, как произведение искусства – со всеми эстетическими решениями, которые тогда взорвали мой мозг. Так что, да, он оказал на меня огромное влияние, в эстетическом и профессиональном планах. Но если бы мне тогда сказали, что я сниму к нему продолжение, я бы посмеялся. И сейчас я все еще иногда просыпаюсь по утрам с мыслью: «Боже, что же я сделал!»

 

 

 

- Так что же вы сделали? Расскажите о мире нового «Бегущего по лезвию» и его персонажах. То, что мы видели на днях – отрывки из фильма, мир в фильме напоминает мир, который создал Ридли Скотт и одновременно отличается от него. Как этот мир изменился?

 

- Да, нашей главной задачей было – построить мир, который эволюционировал с тех пор, ушел вперед. И нужно было выяснить, как же он изменился. Дело в том, что помимо климата, который ушел не туда, произошла еще техногенная катастрофа. Люди на планете попали в весьма жесткие условия, они пытаются выжить. Страны развалились, и сейчас гигантские города стали почти странами.

 

 

- Расскажите подробнее о техногенной катастрофе. В кадрах звучит слово блэкаут, что это?

 

- Это таинственное событие, которое произошло после первого фильма. Это электромагнитная вспышка, которая уничтожила все компьютеры, и цивилизация вернулась в аналоговую эпоху. В фильме мы об этом не очень рассказываем. Но именно поэтому наши герои не могли пользоваться интернетом, что было хорошо для той нуарной детективной истории, которую мы рассказываем. Эти персонажи не могут найти ответы на свои вопросы в гугле, его не существует в «2049».

 

- Студия настаивает, что это отдельный фильм, и его можно смотреть, не глядя первый. Потому что многие молодые люди не смотрели первый фильм. Может, они сочтут его длинным и немного занудным. Это была ваша задача – сделать независимый в смысле истории фильм?

 

- Я хотел найти равновесие между связью с первым фильмом и самостоятельностью истории. Скажем так, зрители получат больше от второго фильма, если они видели первый фильм. Его можно смотреть и отдельно, но картина будет воздействовать сильнее.

 

Я не могу согласиться с вами, что первый фильм выглядит слишком медленным и скучным. Я недавно смотрел его с молодежью, у нас был показ в Лос-Анджелесе, и я видел их реакцию. У нас был полный зал, и реакция на фильм была очень сильная.

 

Да и фильм не постарел нисколько, эффекты все еще держатся, он все еще выглядит отлично.

 

 

- Конечно, главным в фильме были персонажи. Не только потому, что Харрисон Форд отличный актер, а еще и потому, что в этом фильме традиционный персонаж фильма-нуар выглядит иначе – в фантастическом фильме будущего.  Сейчас у нас молодой герой встречается со старым. Вопрос: до какой степени персонажи Форда и Гослинга похожи, что между ними схожего и чем они отличаются?

 

- Не могу вам ничего раскрывать. Скажу только, что они оба блейд раннеры, но условия, в которых живет герой Гослинга, тяжелее. На Земле все еще есть репликанты, которых нужно «отправлять на пенсию». Да, есть и новые версии, которые живут дольше и они надежнее, но есть и старые модели. Между двумя фильмами технологически мир эволюционировал.  Но старые модели остались, и во время блэкаута все данные на них были потеряны. Так что, работа Гослинга стала сложнее. Но что в них общего – они оба меланхолики. Они оба одиноки, у них у обоих кризис, и не получаются отношения.

 

 

 

- Мы знаем, что Джаред Лето снимается редко, и идет только на те роли, которые для него важны. Как вы уговорили его на роль в этом фильме, сразу ли он согласился?

 

- Дело в том, что на эту роль мы планировали Дэвида Боуи, сценарист писал эту роль для него, и именно его я в ней увидел. Но по известным причинам мы не смогли его взять, и тогда я пришел к Джареду.

 

Он огромный фанат «Бегущего по лезвию», так что он тут же согласился. Он очень хотел быть частью этой истории. У него очень сложная роль, с длинными монологами в духе Шекспира. Их не так просто было произносить. И еще я слышал о нем раньше, о его методах работы и на «Далласском клубе покупателей», и на «Отряде самоубийц», когда он посылал своим коллегам крыс. Но то, что я увидел, было удивительно.

 

Этот персонаж слеп, Джаред решил, что он сыграет его вслепую. Он надевал контактные линзы, которые придавали его глазам тот вид, что вы видите на экране, но они еще и были непрозрачными. Так что он не видел ни декораций, ни своих коллег по кадру, ни съемочной группы, его приводили на площадку слепым. Он нашел знакомых знакомых, которые были слепы, и изучал их движения, жесты, манеры взаимодействия с миром и так далее.  

 

Это был необычный опыт, очень интересно работать с творческими людьми с таким отношением к работе.

 

 

 

- И еще очень хочется спросить про те русские слова, которые мы видели на экране, как они там оказались?

 

- Было интересно создавать альтернативный мир будущего. Моей идеей было отталкиваться от первого фильма, который был создан в конце 70-х. И мы шли от того мира, когда СССР был могучей страной и имел влияние на Америку. Это альтернативная история, мир «Бегущего» развивался не как реальный, а по-своему, это мир с другой геополитикой. И русская культура здесь более активна.

 

Я подумал, если мы видим Макдональдс здесь, почему не увидеть, как русские продукты продаются на улицах Лос-Анджелеса?

 

В первом фильме мы видим огромное влияние Китая и Японии, я решил, что во втором фильме мы увидим больше влияния Восточной Европы – в эстетическом плане. Поэтому у нас на экране много русской культуры.

 

 

- Расскажите о работе со спецэффектами, как вы выстраивали баланс между цифрой и реальными эффектами на площадке?

 

- Я верю в реальные вещи, и не очень люблю цифровые эффекты. Да, они – очень мощный инструмент, но только как инструмент усиления и достройки реальных эффектов на площадке, но не как основа визуального построения. Поэтому мы – Роджер Дикинс (оператор-постановщик) и я – когда мы начали говорить о фильме, то решили, что мы все воспроизведем как можно больше этого мира в реале. Мы построили все декорации. Нашей целью было построить мир, с которым актеры могли бы взаимодействовать физически. Я люблю отталкиваться от реального мира и вдохновляться им. Проблема с хромакеем в том, что ты в мире, который заранее запрограммирован, и тебе приходиться следовать плану. Вокруг тебя ничего нет, но все ракурсы камеры утверждены изначально, и тебе приходится подчиняться. Я это ненавижу, я люблю любоваться актерами, следовать их интуиции и разрешать им импровизировать. Все было запланировано, но мне была нужна свобода действий в рамках запланированного. Это было моей мечтой – все декорации были построены. Конечно, там много цифры, которая достраивает то, что было создано.

 

Кроме того, иногда с точки зрения эстетики было важно перекинуть мостки с первым фильмом, поэтому мы построили модель Лос-Анджелеса, и это было очень круто – видеть ее своими глазами. Эти небоскребы и дома – были построены в реале. Студия WETA из Новой Зеландии проделала отличную работу.

 

И еще это позволило нам управлять погодой – дождь, снег, туман, все это было сделано на площадке. Роджер Дикинс мог взаимодействовать с этими элементами для создания освещения в кадре. Если бы мы все делали все в хромакейном павильоне, добиться такого света было бы невозможно.

 

- Как вы взаимодействовали  со стариками «Бегущего по лезвию» - Ридли Скоттом и Харрисоном Фордом?

 

- Когда я принял работу, первым моим требованием было получить «благословение» Ридли Скотта на постановку этого фильма. Я поехал к нему, он с радостью принял меня, объяснил и показал все источники вдохновения для первого фильма, дал мне много советов, поделился огромным пластом знаний. Но когда речь зашла о втором фильме, он сказал мне: «Это будет твой фильм, твой мир, ты должен создать его сам, но если тебе будет нужна помощь, я с радостью тебе помогу». В результате Ридли стал исполнительным продюсером фильма, но он не приезжал на площадку, это было бы глупо: стоять на душой режиссера фильма, который тебе не принадлежит. Если вам не понравится фильм, это будет моя вина, а не Ридли Скотта. Что касается Харрисона Форда, то с ним у нас была отличная коллаборация. Декард был мне очень нужен. Только благодаря этому союзу, я считаю, фильм и получился. То есть Ридли Скотт меня вдохновил, а Харрисон за счет своего персонажа помог воссоздать атмосферу.

 

 

 

- Когда вы еще работали над «Бегущим» стало известно, что вы еще и «Дюну» будете экранизировать  –  насколько сильно фильм будет отличаться от книг Герберта?

 

- Знаете, я привык работать на проектах тайно. Ни об «Убийце» ни о «Пленницах» не говорили до того, как фильмы были сделаны. Я не очень умею говорить о проектах, которые я еще не сделал. Я закончил заниматься «Бегущим» три недели назад. И только начал думать о «Дюне», поэтому рассказать пока нечего, ее нет даже на бумаге, я только начал писать сценарий. Это не римейк или ребут, это новая экранизация. Я огромный поклонник этого приключения. Я хочу перенести на экран то, что я чувствовал, и картины, которые видел, когда читал роман.

 
Андрей Жуков | 14.09.2017 20:53
Классное интервью, жду выхода картины!!
Ответить | Поделиться
Надежда Маркалова | 15.09.2017 13:29
А я-то как жду!
Ответить | Поделиться