150 оттенков морской волны: дизайн декораций фильма «Форма воды»

06 Февраля 2018 15:42

Художник-постановщик Пол Денхэм Остерберри узнал о «Форме воды» от Гильермо дель Торо, когда работал с ним на «Тихоокеанском рубеже 2». Дель Торо решил отказаться от режиссерского кресла на сиквеле, чтобы воплотить свой давнишний проект мечты. 

 

Изначально планировалось снимать его в черно-белом варианте, а бюджет составлял всего $12 миллионов. Однако, потом студия 20th Century Fox предложила увеличить бюджет фильма до $19,6 миллионов, если дель Торо снимет его в цвете. И режиссер согласился.

 

Один из ранних набросков дель Торо

 

 «Я начал с исследования, в котором мне помог штатный исследователь арт-отдела Дэнни Хэберлин, – рассказывает Остерберри. – Мы знали, что в своем творчестве дель Торо постоянно уходит в сторону стилизованного фантастического театра. Я хотел, чтобы фильм был основан на эстетике Холодной войны 60-х. И когда основные слои визуального мира были созданы, я мог изменять среду, чтобы помочь рассказать историю персонажей и их истории любви».

 

 

Цветовая палитра

 

Зимой 2015 года Остерберри встретился с дель Торо в офисе канала FX, где продюсер и режиссер работал над сериалом «Штамм». Первое, что они сделали – определили цветовую палитру фильма. 

 

«Цвет – большой помощник в повествовании, – говорит Остерберри. – И я был очень рад, когда в фильме появился цвет. В первый день подготовительного периода дель Торо принес коробку, в которой было 3500 цветовых карт. Мы перебрали их все, выбрали и подписали 100 карт, так у нас сложилась цветовая палитра для каждого персонажа: цвета Жиля, цвета Элайзы, цвета Стриклэнда, и так далее. То же самое режиссер проделал с костюмами героев». 

 

Цвет был настолько важен в этом фильме, что о нем даже говорят в диалоге: «Цвет морской волны – это цвет будущего», – говорит продавец Кадиллака персонажу Майкла Шенонна. 

 

 

Редкий красный

 

Именно цвет морской волны доминирует во всем фильме.  А сама картина открывается подводной сценой в квартире Элайзы, где переливаются оттенки циана и темно-синего. Золотой, бежевый и коричневый  окрашивают квартиры положительных персонажей, а красный использован крайне редко – в отдельных моментах и только на героине. 

 

 

Жилище героев

 

 

Концепт городской улицы

 

 

Концепт витрины обувного магазина

 

Главная героиня фильма и ее друг живут над старым кинотеатром. Это дань любви режиссера к кинематографу. А еще это – храм эскапизма, собор мечтаний, святое место для любого киномана, своего рода церковь, которая также означает трансформацию, возможности и надежды. 

 

Концепт декорации кинотеатра

 

 

Реальная локация с бутафорской вывеской

 

 

Когда Гильермо дель Торо писал сценарий, у него в голове было конкретное здание для кинотеатра. Это исторический мюзик-холл Мэсси Холл в Торонто, построенный в 1890-х. В связи с требованиями противопожарной безопасности позже на здании была установлена пожарная лестница, которая отлично работает в сюжете, но на нем нет кинотеатральной афиши. Здание нельзя было декорировать, поэтому скрывающее настоящую вывеску кинотеатральное крыльцо было просто приставлено к нему, как стол. Примыкающие к зданию ножки «стола» покрасили так, чтобы они сливались с дверным косяком, а наружные – в зеленый цвет. Позже их удалили на этапе постпродакшна. Билетную кассу расположили в среднем проеме дверей. Съемки экстерьера кинотеатра, над которым располагались квартиры персонажей фильма, должны были завершиться за два с половиной дня.

 

 

 

Интерьер кинотеатра снимали в историческом Elgin Theatre в Торонто, где позже прошла премьера фильма, так что зрители пережили полное погружение в сценах, снятых в этом зале.

 

Квартиры Элайзы и Жиля

 

 

 

План квартир главных героев

 

Концепт квартиры Элайзы с полками для пленки

 

 

Декорация спальни Элайзы с хранилищем обуви

 

 

 

 

Квартира Жиля - более солнечная и уютная

 

«Мы с Гильермо придумали историю этих квартир, - рассказывает  художник-постановщик. – В 20-х годах, когда кино стало звуковым, большое помещение над кинотеатром разделили. Комнаты Элайзы использовали под склад, а Жиля – под офисы. Поэтому ее часть никогда не ремонтировали, у нее даже обои на стенах остались с 1894 года, а полки, на которых хранили коробки с пленками, Элайза использует под хранение обуви. Что же касается комнат Жиля, то его половинку отремонтировали и модернизировали, поэтому она выглядит уютнее.

 

 

Кадр из фильма "Красные башмачки", ставший референсом для квартиры Элайзы

 

Концепт и декорация квартиры Элайзы с отсылкой к референсу

 

«Здорово, когда режиссер приносит свои референсы, – говорит Остерберри, – а у дель Торо их было предостаточно». Во-первых, он показал кадр из одного из своих любимых фильмов – «Красные башмачки» 1949 года  –  с полукруглым окном, и попросил художника-постановщика включить в дизайн квартиры главной героини отсылку к фильму. Так в квартире Элайзы появилась половинка полукруглого окна – в данном случае оно было грубо разделено стеной». Во-вторых, он показал фотографию синей обшарпанной стены, сделанную где-то в Индии. Это была очень фактурная стена с разводами, пятнами грязи и потертостями, и Полу Остерберри это понравилось, но он предпочел внести в эту фактуру больше смысла.  

 

Коридор с пленками

 

Съемки в квартире Элайзы

 

 

Рисунок обоев: вверху - в квартире Элайзы (ообратите внимание на стену на фото выше), внизу - в коридоре (концепт еще выше)

 

С самого начала Гильермо хотел, чтобы квартира Элайзы была очень бедной, без картин и изображений. Но одна стена должна была выглядеть, как произведение искусства, но не слишком очевидно. Остерберри решил, что здесь должна быть изображена вода, вернее – ее форма. Однако, так, чтобы изображение не казалось картиной. За основу взяли картину Кацусики Хокусая «Большая волна в Канагаве» - как самую известную картину – буквально – с формой воды. Дель Торо эта идея понравилась.  Художник по живописным задникам  и давнишний коллега Остерберри Мэттью Ламмерих написал эту картину на стене с помощью объемной замазки разного цвета. Но дель Торо не понравилось, что картина слишком очевидно проступает на стене. Тогда ее состарили и превратили в фактуру, созданную с помощью облупившейся краски и ржавых разводов. Однако, ее все еще можно узнать, если знать, что ищешь. Эта синева будто поглощает любого, зашедшего в комнату. 

 

 

Картина Хокусая

 

 

Концепт переноса картины на стену

 

 

Процесс работы

 

Стена в фильме

 

Кроме того, по описанию, в квартире Элайзы когда-то был пожар, поэтому она была «дырявая»: протекала во время дождя, и посему была вся изъедена эрозией, что позволило оправдать щели между половицами – сквозь пол в комнаты проникал свет и звук из кинотеатра внизу.  Освещение было сделано так, чтобы оно проникало в квартиру по диагонали, превращаясь почти в каустические отблески на стенах, что тоже намекало на водную стихию. Завершали оформление «подводного царства» Элайзы англо-японские обои с рисунком рыбьей чешуи. 

 

Кухня Элайзы. Концепт

 

«Дизайн квартир Элайзы и Жиля отражают их дружбу, – поясняет Пол Остерберри. – Это две половинки одного целого, две части одного персонажа. Весь мир Элайзы – это вода: разные оттенки циана, синего, текстуры старинных поверхностей, мебель с изгибами. Квартира Жиля – золото и древесные цвета, они означают тепло и симпатию».

 

Таким образом, две квартиры героев построены на контрапункте холодных и теплых цветов, пустого аскетичного пространства и живой атмосферы, наполненной картинами и книгами по искусству. И это не единственный визуальный конфликт в фильме.

 

Места обитания Стриклэнда

 

 

Квартира Стриклэнда

 

Совсем другим выглядит жилище главного антагониста фильма – из всех главных персонажей Стирклэнд показан «человеком будущего». У него идеальная семья, новый солнечный дом, мебель последней модели, и обои, которые, на самом деле, появились немного позже – во второй половине 60-х. Его сын все время болтает о ракетных двигателях и машине времени. И еще он покупает Кадиллак последней модели – с плавниками. 

 

 

Концепт автосалона

 

«На самом деле действие фильма по сценарию разворачивается в 1963, но Кадиллак этой модели выпустили в 1962, поэтому пришлось перенести события фильма на год, – рассказывает Остерберри. – Найти подходящее место для расположения магазина было неимоверно сложно. Дело в том, что Кадиллак 1962 года – это бегемот среди машин. Нужно было помещение, в котором этот автомобиль выглядел бы обтекаемым, а кроме него в торговый зал могло бы войти несколько машин. Менеджер локаций показал мне бывший зал для игры в лото, который должны были снести.  Когда мы вошли, я увидел прекрасный закругленный бельэтаж и исторические лампы на потолке. Но помещение выглядело ужасно – с потолка отваливалась замазка, а к странному полу были приклеены мерзкие куски бордового ковра.  Я приподнял один и увидел потрясающий венецианский терраццо на полу. К сожалению, снимать помещение можно было только с одного ракурса, обратного вида бы не получилось. Я тут же сделал модель в SketchUp и показал Гильермо. Ему понравилось. Я боялся, что в день съемок возникнут какие-нибудь проблемы, но Дэн Лостсен снял общий вид помещения единым длинным дублем».

 

Друзья второго плана

 

Зельда и Хоффстетлер – русский ученый и шпион – их основные цвета – горчичные. Это теплая охристая палитра. Но у Зельды в квартире также есть и зеленовато-оливковые цвета, немного темнее, чем у остальных персонажей. Это общие цветовые решения. Красный в фильме использован крайне скупо – только для главной героини и то в особенные моменты.

 

Чтобы обставить квартиры героев, декораторам Шейну Вио и Джеффц Мелвину пришлось объехать пол Канады  и часть США в поисках винтажной мебели 30-60-х годов. Этот процесс начали за восемь недель до съемок. Объекты искали в Мичигане, Буффало и даже в Нью-Йорке. Особенные затруднения вызвали 75 пар винтажной обуви, любовно расставленной по полкам Элайзой. Туфли – это ее «пунктик». По дороге декораторы нашли и итальянскую лампу в стиле ар деко, стоящую в квартире Стрилэнда. 

 

 

Лаборатория

 

 

Концепт здания лабоработрии Гая Дэвиса

 

Основной локацией фильма была правительственная научная лаборатория. Это нечто передовое, поэтому было решено найти бетонное здание в стиле брутализма, какие и строили для этих целей в 50-70-е годы. Выбор пал на кампус Университета Торонто. И хотя строительство здания окончилось в 1964 году, оно все равно было построено в тех же традициях. В нем также снимали и некоторые интерьерные сцены, что позволило визуально расширить площадку павильона, а следовательно – мир фильма.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Концепты интерьера лаборатории Гая Дэвиса

 

 

Декорация в фильме

 

«В самом начале я показал фото заброшенного французского санатория, облицованного плиткой, – рассказывает художник-постановщик. – Мне хотелось вставить много плитки и бетона в лабораторию, где содержат Существо, потому что это должно быть очень влажное помещение. Изначальные полукруглые арки из референса претерпели изменения, когда мы решили снимать в Университете Торонто. Силуэт отлитых бетонных форм был воспроизведен главным художником по рисованным задникам и давнишним коллегой Остерберри Мэттью Ламмерихом. Лаборатория должна содержать бассейн и барокамеру для Существа. Поскольку его выловили в глубинах Амазонки, его нужно было содержать в барокамере под давлением.  В этой камере его и перевозили».

 

 

 

Ранние наброски дель Торо

 

 

Один из ранних концептов

 

Поскольку барокамера описана, как «железные легкие», художник-постановщик решил взять за основу настоящий аппарат железные легкие, сделанный в 50-х годах. Только на этот раз в аппарате должна быть вода, а не воздух. По идее,  эта мобильная камера должна была встраиваться в большую камеру, связанную с бассейном в лаборатории. 

 

Настоящие "железные легкие"

 

Концепт барокамеры

 

"Рабочий" концепт барокамеры Гая Дэвиса

 

Реквизит в фильме

 

Дизайн всего помещения был основан на дизайне гипербарической камеры, к которой подведены куча промышленных труб. Бассейн со ступенями был основан на изображении зиккурата, и отсылал нас к божественному статусу Существа. Бассейн располагался в самом центре лаборатории – прямо напротив двери. 

 

 

Набросок Гильермо дель Торо

 

 

 

 

Декорация бассейна

«Гильермо хотел, чтобы это было первое, что входящий видел в лаборатории, – поясняет Остерберри. – Он также попросил изобразить солнце на стене позади бассейна». Декоратор Уильям Чен изобразил стилизованное солнце из стальных труб для пара и воды (сделанных, к слову, из пенопласта), к которым приковано Существо.  

 

 

 

Цветовая палитра всех составляющих была единой в лаборатории. Это была морская палитра – цвет морской волны, «цвет будущего». Вокруг бассейна были выложены настоящие керамические плитки, все остальные плитки были сделаны из окрашенной водоотталкивающей фанеры.  Фанерные элементы были выкрашены в тон настоящей плитки. В заброшенной электростанции построили помещение со шкафчиками и туалеты. Так что, размер плитки был взят с той, что уже была в тех помещениях.    

 

Один из ранних набросков места содержания Существа

 

 

Концепт и декорация 

 

Идет съемка

 

Но чтобы связать эти локации в единое целое, команде художников пришлось вручную раскрасить все плитки, не трогая раствор цемента между ними, а также выкрасить все шкафчики в единый цвет. Кстати, в лаборатории много металлических серых оттенков, а цвет морской волны здесь холодный, в отличие от теплого оттенка квартиры Элайзы.

 

 

 

Коридор лаборатории был выстроен в павильоне. Единственный способ уложиться в бюджет, было подождать до мая, когда закончит сниматься сериал «Штамм», и команда уйдет на «каникулы». Отданные под «Штамм» павильоны в это время пустуют, и их можно было безболезненно занять, сэкономив бюджет (поскольку и канал FX, и студия Fox Searchlight принадлежат 20th Century Fox). Декорации сериала можно было убрать или модифицировать и частично использовать для фильма. 

 

 

Конценпция главного зала лаборатории и декорация, обратите внимание на панно из плитки

 

VFX студия Mr. X. обеспечила картину цифровыми достройками декорации с обеих сторон, а также анимировала тяжелый механизм стальной двери. 

 

Координатор арт-отдела Саманта Дик нашла трехколесный гольф-карт, созданный канадским дизайнером в 50-х. Его купили у коллекционера из Альберты и выкрасили в цвет морской волны. Теперь его можно увидеть в студии Fox Searchlight. 

 

Еще одним студийным компонентом секретной правительственной лаборатории были лифт и командный центр. Чтобы выстроить эти декорации художники сначала изучили вид первых компьютеров и комнат, в которых они стояли. 

 

«Я очень надеялся использовать кусок стены из декорации «Штамма», которую собирались разрушить, – говорит Остерберри. – Ее очистили от всех рисунков и деталей, и превратили в 4 обычных голых стены, пол, потолок, железная лестница и помост. Их расположение было таким же, как на одном из моих референсов. Потом мы заново нанесли на эти стены краску, а художник по живописным задникам Гай Дэвис создал рисунок на стене для керамических плиток. Было решено, что это будет панно, рассказывающее о будущем в стиле 50-х. После чего этот рисунок был напечатан на виниле, который имитировал керамические плитки. Его повесили на стену буквально за день. 

 

Погружение

 

 

Декорация ванной Элайзы, созданная для погружения

Одной из самых сложных декораций фильма была ванная комната Элайзы – в одной из сцен она полностью заполняется водой. «Помимо декорации автосалона Кадиллака эта декорация была самой сложной, - рассказывает художник-постановщик. – Я слышал ужасные истории о том, как крошечные детали могут загрязнять воду и усложнять съемку. К этому моменту мы продлили съемочный процесс на пять дней, и в конце Салли Хоукингс нужно было улетать. Я очень боялся, что какая-нибудь краска или материал испортят воду, поэтому мы тестировали краску несколько недель».

 

Концепт ванной Элайзы Гая Дэвиса

 

 

Декорация была построена из алюминия и покрашена так, чтобы ее можно было погрузить в съемочный бассейн на весь день. К счастью, все прошло по плану.

 

 

Гильермо дель Торо и Пол Остерберри на площадке

 

 

«Гильермо обожает искусство – он визуалист, – говорит Отерберри. – Для меня главной сложностью стало создание визуальной истории для одного из самых «визуальных» режиссеров». 

 

 

 

 

Надежда Маркалова. По материалам журнала "Перспектива" и всея интернета

 
Алина Ивкина | 15.02.2018 23:24
Очень порадовал саундтрек, музыкальное оформление. Отличные актерские работы. Захотелось досмотреть до конца.
Ответить | Поделиться
Андрей Жуков | 15.02.2018 22:56
Сложный, запутанный и нереальный фильм.
Ответить | Поделиться
Яна Ермолаева | 13.02.2018 22:00
Неплохая сказка, где есть добро, зло, любовь, печаль, трагедия, завораживающие эмоции. Иногда хочется верить в сказки и взрослым.
Ответить | Поделиться
Александр Демиденко | 12.02.2018 14:44
Как все сложно: декорации, схемы, концепты. В итоге смотреть нечего.
Ответить | Поделиться