Брэд Берд: «Быть родителем непросто!»

14 Июня 2018 17:34

На наши экраны вышел новый анимационный фильм студии Pixar «Суперсемейка 2» режиссера Брэда Берда. Целых 14 лет зрителям пришлось ждать продолжения приключений членов очень необычной семьи – семьи супергероев.

 

Благодаря российскому офису компании Disney нам посчастливилось поучаствовать в беседе с режиссером картины Брэдом Бердом и узнать из первых уст, как возникла концепция этих забавных персонажей и их истории.

 

 

 

  - Вы сделали первый фильм 14 лет назад, когда не было фильмов студии Marvel, не было столько супергероев на экране. Сегодня все иначе, как вы собираетесь нас удивить и почему вы ждали так долго?

 

- Правда, когда мы делали наш фильм, еще не было столько супергеройских франшиз, были «Люди Икс» и «Человек-паук». «Бэтмен» ушел в небытие после версии с Джорджем Клуни. Я знаком с Джорджем, и даже он смеется на этот счет. Он говорит: «Это был не очень хороший фильм, и худшим элементом в ней был я». Поэтому мы чувствовали себя очень свободно, мы могли творить, что хотели. Сейчас все иначе. И это изменило то, о чем наше кино. Когда я начал делать свою историю, пошел в магазин комиксов и посмотрел вокруг. И через 20 минут я понял – я никогда не найду ни одной суперспособности, которая бы не существовала уже в этих книгах. Любая сила, какую только можно представить, какая бы не была смехотворной, уже занята.

 

Но одновременно я понял, как раз сила меня не интересует. Меня интересовала структура семьи в данном случае. И то, как принадлежность к рангу супергероев повлияет на эту структуру. Например, мужчина – отец должен быть сильным. Поэтому я сделал его суперсильным. Мать делает десять дел одновременно и разрывается в десять разных сторон. Поэтому я сделал ее эластичной. Подростки неуверенны в себе и все время держат оборону, поэтому я дал Вайолетт невидимость и защитное поле. 10-летние мальчики – это комок энергии. Понимаете, если они видят кнопку, они ее нажмут, если перед ними дверь, они хотят быстренько в нее войти. Поэтому сыну я дал суперскорость. Младенцы – полная загадка, они могут быть гениальными, а могут – совсем медлительными. Поэтому я сделал его вроде бы единственным нормальным в  семье, а потом, в конце первого фильма зрители обнаруживают, что у него много-много разных талантов. Дети – это загадка, а их потенциал невероятен.

 

Так что, источник суперспособностей каждого члена семьи - его позиция в семье и этап жизненного пути, на котором этот пресонаж в данный момент находится.

 

Это сила использования правильного концепта, который позволит проекту выстоять даже сейчас, когда вокруг развелось  слишком много супергероев.

 

И в ответ на последнюю часть вашего вопроса скажу, я не специально ждал 14 лет, просто у меня все время были другие проекты. Студия Pixar терпеливо ждала и уважала мои дела, они сказали, когда будете готовы, вы знаете, где нас найти.

 

У меня были идеи о продолжении еще во время создания первой картины. И они не изменились. Но пришлось поработать над злодеями и изменившимся миром супергероев. Но в итоге все закончилось, и мы скоро увидим новый фильм!

 

- Вы делали как анимацию, так и художественные фильмы. И кажется, процессы создания этих проектов очень разные. Если в съемке боевика нужно поставить экшн, тросы и пиротехнику, то в анимации вы сидите в студии перед компьютером и говорите аниматорам, что им делать. Что вам самому больше нравится, как художнику?

 

- Рассказывать истории в виде фильма – это главное, что мне нравится. Я очень люблю кино, оно гораздо больше, чем анимация.  Но при этом для меня анимация – отличный способ рассказывать истории. Я учился на аниматора, и моим наставником был один из лучших аниматоров студии Дисней - Милт Кахл,  многие считают его величайшим из аниматоров. Меня научили видеть разное поведение людей, то, что делает их уникальными. Для аниматора это важно.

 

Я начал делать анимационные фильмы с 12 лет на 8-миллиметровой пленке. Я знал, где вставить крупный план, что показать общим планом, как изменять перспективу, и это было моим пропуском в игровое кино. Когда я начал смотреть кино, быстро заметил, что определенные имена гарантировали уровень качества. Например, что триллер обычно хорош, если в титрах фигурирует имя Хичкока, я открыл для себя Орсона Уэллса и Дэвида Лина, Майкла Кретиса и  Ховарда Хоукса. Это подстегнуло мой интерес к кино. Методы создания кино одинаковы, не важно, анимация это или игровое кино, все равно приходится создавать крупные планы и общие, монтировать, искать цвет, свет и тень, понимать, что думают персонажи. Так что у кино и анимации гораздо больше общего, чем отличий. Единственным отличием  является, как вы с этим работаете – технологии, в кино есть камера, а в анимации у вас компьютер. Но язык у них один.

 

 

 

- Во втором фильме вы поменяли роли персонажей. Теперь мама будет спасать мир. А папа останется дома и будет сидеть с  детьми, почему вы приняли такое решение?

 

- Эта идея была у меня изначально, еще когда я делал первый фильм. Подумал, что такое переключение ролей выдвинет на передний план такие аспекты персонажей, какие не проявились в прошлый раз. Например, Боб не представляет, почему он не будет первым претендентом на спасение мира. Я наделил его свойствами характера моего отца. Он считает, что если ты умный, ты с ним согласишься, а если ты не очень умный, то можешь и не согласиться. Но он всегда прав. Я перенес это на Боба. И он очень удивлен, что выбрали кого-то другого. И этот другой супергерой – его жена. Я подумал, что это покажет его с другой стороны. Кроме того, быть родителем – это очень трудная работа, непредсказуемо трудная. И многие, в ожидании родительства думают, что будет просто. И сколько бы им ни говорили, что это не так, они не верят. Я тоже был такой. Думал, ну вот накормить, поменять подгузники и все окей. А на самом деле это гораздо сложнее! И Боб этого не знает. Он думает, что знает, но нет. И я подумал, было бы клево, если бы «крутые горки» родительства укатали сивку-супергероя. Это забавно. И эти идеи не изменились – они были основой второго фильма изначально.

 

А вот супергеройская составляющая, например, кто будет злодеем и что будет хотеть – это менялось. Но больше всего удовольствия при создании фильма я получил, когда делал первую «Суперсемейку».

 

Тогда я взял идею и пронес ее через все стадии создания фильма. И мне очень хотелось вернуться к этим персонажам. И я все думал: Сейчас, сейчас, я дойду до создания продолжения, но время шло, проекты возникали и делались, и в итоге я очнулся и подумал, что нужно бы уже доделать эту идею тоже. И вот мы здесь!

 

 

 

- Сегодня мы видим много историй о сильных женщинах, и ваш фильм часть этого движения, вас не пугает, что вы слегка опаздываете в этот раз?

 

- Фильмы делаются так долго, что если вы начнете реагировать на то, что происходит сейчас, к тому времени, как ваш фильм выйдет, мир уже уйдет вперед. Вы опоздаете на два года.

 

Мне интересны классические процессы и явления, которые происходят всегда. Мужчины были во главе этого мира тысячи лет. Так что идея, что женщин недооценивают и не считают способными – это очень, очень старая идея. Я женат на сильной женщине, моя мать была сильной женщиной, мои старшие сестры – сильные женщины. Я с ними – как дома. Но это старая идея.

 

Сейчас вторая половина планеты хочет отыграться – это не удивительно. Это будет хорошей историей и спустя годы. Идея вечна.

 

- Действие фильма развивается в конце 50-х, почему?

 

- Мне кажется, для любого человека мир был самым ярким в детстве.  Я хорошо помню 60-е, и действие фильма разворачивается эти годы. Думаю, «Суперсемейка» сделана из всего того, что я любил, будучи ребенком. Я обожал шпионские фильмы, приключенческие, гэджеты, быстрое действие, обожал Джемса Бонда с Шоном Коннери. В этих фильмах весьма мультяшные злодеи, да и все там немного мультяшное. Ну вот возьмите «Голдфингер» - злодей покрывает человека золотом, чтобы убить его. Это очень комиксный тип истории, слишком гиперболизированный, эти истории нельзя принимать всерьез. И мне 10-летнему это очень нравилось.

 

И я соединил все, что я любил когда-то, с моим семейным опытом, у меня было три сестры, сейчас у меня с женой два сына.

 

Эмоционально я связан с каждым из персонажей «Суперсемейки». Каждый из них каким-то образом связан с моим жизненным опытом.

 

Да, для меня трава была в те времена зеленее, а небо – синее, в те времена люди не просто говорили о полете на Луну, они воплощали его в реальность. Помню, парень с летающим рюкзаком приземлился на поле в Суперкубок. И я был уверен, что когда вырасту, у нас у всех будут такие рюкзаки. И будут летающие машины, и все эти классные вещи случатся. Но они не случились. Однако, у меня в кармане очень мощный компьютер. Так что кое-что все-таки случилось!

 

 

 

- В продолжение предыдущей темы – вы как-то сказали, что люди потеряли веру в будущее, вы правда так думаете?

 

- Да, и эта проблема становится все острее.

 

- Как поменялись с тех пор технологии?

 

- Сегодня сложно говорить о технологиях, потому что CG анимация сегодня – уже не новшество! Она еще очень молодая, но она уже прошла кое-какой путь.

 

В те времена мы говорили о какой-то одной проблеме. Например, когда мы делали «Корпорацию монстров», мы бились с мехом. О! Мы сделали мех, и он ведет себя как мех! Потом мы сделали «В поисках Немо», и о, смотрите, мы сделали рыбу, она двигается в воде, как будто она в воде! Круто!

 

Во время создания «Суперсемейки» мы делали все, что компьютеры еще делать не умели. Они плохо работали с людьми и плохо делали волосы, ткань, огонь и воду. И это все было в нашем фильме. Мы каждый раз героически делали первый шаг в каждой из этих областей! И всегда были на волосок от провала. Волосы Вайлетт не получались. А нам нужно было их сделать. «Но почему же они не работают? – Потому что никто никогда этого не делал! Давайте отрежем ей волосы?»

 

И я, такой: «Нет! У нее не могут быть короткие волосы - она за ними прячется. Нельзя отобрать у нее волосы, когда она развивается, как персонаж».

 

И они говорят: «Но волосы не получаются. Вам же нужно сделать фильм?» А потом за выходные какой-то гений здесь переместил пару нулей и единиц, и они неожиданно получились! Когда мы делали «Суперсемейку» таких прорывов было несколько. И сейчас у нас тоже есть прорывы, но их гораздо сложнее объяснять. Теперь все упирается в мелкие нюансы.

 

Раньше у нас был искусственный свет, и умы ставили свет на каждый кадр из нескольких источников. У нас в сцене было полно лампочек, которые должны были дать тень, какую отбрасывал бы предмет при одном источнике. Потому что нам не только нужна была тень и свет, но свет должен был отражаться от определенных областей и поверхностей. Потому что объем света, отражающийся от одной поверхности, отличался от количества света, отражающегося от другой. Сегодня все делается с одним источником света, что намного проще для постановщиков света. Сейчас у нас есть рендер низкого разрешения, и мы можем отрендерить кадр со всей нужной информацией в нем – почти в реальном времени. И мы видим, что происходит в кадре почти сразу. Раньше мы этого не могли. Вот, что нового в технологиях сегодня.

 

 

«Суперсемейка 2» - на всех экранах страны с сегодняшнего дня.

 

 
Яна Ермолаева | 14.06.2018 21:27
Да, прошло не мало времени....
Ответить | Поделиться
Андрей Жуков | 14.06.2018 21:26
Я считаю, фильм получился замечательным.
Ответить | Поделиться
Александр Демиденко | 14.06.2018 21:24
Думаю,если первая часть фильма была интересной,значит вторая часть должна быть еще лучше.
Ответить | Поделиться
Алина Ивкина | 14.06.2018 21:22
Я очень ждала продолжения этой истории.
Ответить | Поделиться