Современная интерпретация исторической действительности в фильме «Две королевы»

15 Января 2019 11:36

На наши экраны выходит историческая драма «Две королевы», рассказывающая о противостоянии Елизаветы и Марии Стюарт. И мы рассказываем о том, как создавалась среда для этой, по сути, современной феминистской истории.

 

Сценарист картины Бо Уиллимон и режиссер Джози Рурк пришли в кино из театра, равно как и художник-постановщик ленты Джеймс Мерифилд. Так что, у них было полное единство в том, как переносить на экран эту историю. И команда была готова рискнуть и переосмыслить историческую действительность, а не переносить ее на экран так, как это обычно принято.

 

 

Художник-постановщик Джеймс Мерифилд

 

«Меня восхитило, что две королевы – это разделенные соседки, – говорит Джеймс Мерифилд. – Одна живет в Холироде, Шотландия, а вторая – в Хэмптоне, Лондон. Они далеко, но будто живут в одном доме. Будто их спальни связаны одной стеной, которая также трагически разделяет их».

 

Удивительно, насколько эти две женщины отражали друг друга, насколько они были похожи. Но их окружение, их придворные, вечно плетущие политические интриги и выясняющие отношения, настраивали их друг протии друга. Невозможно избавиться от ощущения, что без всех этих советников и министров эти две женщины стали бы подругами.

 

Мудборд двух королев

 

 

Референсы на стенах арт-отдела представляли собой современнее изображения, и это никого не смущало. Они казались более релевантными к этой истории. Кроме того, художник по костюмам Александра Бирн использовала джинсовую ткань в создании исторических костюмов: черный для Елизаветы, синий – для Марии. Художник-постановщик повторил эту палитру и в декорациях.

 

 

 

 

Концепт-арт и локация

 

«Мы сделали несколько гобеленов для двора Марии, – говорит Мерифилд. – они были написаны на мешковине – равно такой же простой  утилитарной и современной ткани, как и джинсовая. Мы очень плотно работали с Александрой, чтобы создать гармоничный фон для персонажей, одетых в современные ткани, чтобы текстуры и цветы дополняли друг друга».

 

 

Палитра и гобелен с Адамом и Евой

 

 

Первая же поездка на возможную локацию – в замок Блэкнесс на севере Эдинбурга – дала много пищи для размышлений. «Когда мы с Джози вошли в ворота замка и оказались в окружении потрясающих, высеченных из камня бойниц, – вспоминает художник. – Я сразу понял – мы нашли наш Холируд. Казалось, стены вырастают прямо из скал. Это дало мне идею создания интерьера, который был позже построен в павильонах киностудии».

 

 

Замок Марии в начале истории

 

 

Гбелен изменял ту же декорацию

 

Когда Мария возвращается домой из Франции, она будто оказывается в пещере с летучими мышами – стена замка будто вырастает из скалы естественным образом, и это визуально противопоставляется готическому миру Елизаветы.  

 

«Меня вдохновила идея, что мир Марии – это природа – органическая  живая, – рассказывает художник-постановщик. – Стены декорации были выстроены так, будто они вырастали из скалы, пусть искусственной в нашем случае. Настенные росписи давали представления, что стены все еще живы и дышат. Была выбрана палитра естественных оттенков лишайника: мокрых и мрачных. Не место для королевы».

 

Прибыв в замок, Мария начинает изменять его и создавать здесь дом. Это было еще одной сложной задачей. На стенах появились гобелены и фрески, огромная люстра в стиле рококо и фонари, а также мебель во французском декоративном стиле. Все это пришло в фильм после изучения ее жизни. Как бывшая королева Франции она прислала большую часть своих вещей оттуда – и это было записано в хрониках: гобелены, ковры и мебель, чтобы украсить свой шотландский дом.

 

 

Сцена пикника у камина

 

Кроме того, в архивах были записи и о том, что она привнесла с собой и природу: разбросала везде цветы и травы, чтобы изгнать из замка запахи болота. В сцене свадьбы с Дарнли на полу был выложен «круг жизни» из ноготков. Ведь в архивах было написано, что она выходила замуж в кружевном воротнике с ноготками. Так что природа была  вписана в дизайн повсюду. Осенние листья были рассыпаны по полу в сцене пикника в помещении – у огромного камина-триптиха, который был скопирован с архитектурного источника – из дворца Линлитгоу. Для сцены бала в масках в главный зал были принесены настоящие деревья, а рыцарские щиты превратили в напольные лампы, использовав оленьи рога и свечи. «Мы оба с Джози вышли из театра, – смеется художник-постановщик. – И не собирались от него отказываться».

 

Но в фильме были и весьма интимные моменты между королевами их придворными фрейлинами, и обе королевские спальни должны были это отражать. Прежде всего – в дизайне и размерах кровати. Кровать Елизаветы представляла собой идеальный восьмиугольник в стиле высокой готики, симметричный и законченный. В фильме есть похожие сцены: когда фрейлины ждут, пока Елизавета развлекает Дадли внутри прикрытой пологом королевской кровати.

 

 

План спальни Марии и декорация

 

Это отражается эхом в сценах с Марией – ее кровать тоже восьмиугольник, но со странными эшеровскими лестницами-щупальцами, разрастающимися и уводящими непонятно куда. Будто она живая и все еще растет. Плодородные стены дышат влагой, кровать тоже закрыта пологом, пока Мария развлекает Дарнли.

 

Основные события фильма разворачиваются в интерьерах замка Холируд и в спальне Елизаветы. Эти декорации были построены в студии Пайнвуд. Поскольку бюджет был ограниченным, интерьер Холируда был расположен на двух уровнях, его лестницы вели в палаты и помещения, которые не показывали в фильме. А главный зал с помощью гобеленов превращался в двор Марии.

 

 

Спальня Марии

 

Спальня Марии была построена на первом этаже, но все эти эшеровские лестницы позволяли создавать эффект того, что эта комната находится где-то высоко.

 

На дизайн ее спальни повлиял тот факт, что локацией ее двора были избраны Оксфордский колледж и Глостерский собор. Обе локации выстроены в стиле высокой готики. Поэтому ее спальня выстроена в том же стиле.

 

Главной задачей было сделать Елизавету настолько же уязвимой, как и Марию, используя мягкие панели теплых тонов на стенах. «Я создал некое подобие кокона в этом большом пространстве, – рассказывает Джеймс Мэрифилд. – Сюда она могла сбегать и чувствовать себя в безопасности».

 

 

Спальня Елизаветы

 

 

Повтор перегородок

 

Перегородка в спальне Елизаветы перекликается с похожей у нее во дворе. Ее двор тоже снимали на локации в Оксфорде.  

 

Финальная сцена казни Марии Стюарт снималась во дворце Пеншарст плейс в Кенте. Здесь локация сама создает настроение, поэтому было решено минимально декорировать помещения.

 

 

 

Происходящее отражается в стенах, где были развешены оленьи рога без голов. Одинокая серая сцена говорит сама за себя, камень ждет свою жертву. Но даже здесь было место интерпретации: камень был пристегнут к сцене цепями, это дало Марии возможность за что-то ухватиться и передать свою силу, когда топор опускается вниз.

 

 

По материалам журнала "Перспектива"

 
Яна Ермолаева | 16.01.2019 10:28
Красота. То что создатели из театра должно только красивей сделать в итоге
Ответить | Поделиться
Мирослава Семенова | 16.01.2019 20:35
Надеемся
Ответить | Поделиться
Андрей Жуков | 16.01.2019 17:51
Театральщики не знают про компьютерную графику, будут все натурально делать
Ответить | Поделиться
Александр Егоров | 16.01.2019 19:34
На рисунках же 3д графика, знают они про это
Ответить | Поделиться
Александр Сидоренко | 15.01.2019 14:01
Любопытно
Ответить | Поделиться