Режиссеры сериала «Ольга» Артем Лемперт и Павел Орешин: «На съемках мы создаем семейную атмосферу»

24 Января 2019 10:52

Сериал ТНТ «Ольга» с Яной Трояновой – о будничных заботах самой обычной женщины – так полюбился зрителям, что его продлили еще на один сезон, над которым сейчас активно работают Артем Лемперт и Павел Орешин – режиссеры, продюсеры и сценаристы проекта. В преддверии новых историй о жизни многодетной Ольги, ее непутевой сестры Ленки, «трудной» дочки Ани и многих других колоритных персонажей, телеканал ТНТ повторяет в эфире третий сезон «Ольги».

 

 

 

Мы поговорили с Артемом Лемпертом и Павлом Орешиным о тонкостях съемочного процесса «Ольги», импровизации на площадке и курьезных случаях, без которых не обходятся ни одни съемки.

 

Часть съемок «зимнего» сезона проходила зимой, часть – летом. Расскажите, сложно ли было работать с актерами, которым приходилось летом носить зимнюю одежду? Многие актеры в интервью жаловались на это…

 

Артем Лемперт: Да, часть съемок зимнего сезона проходила поздней весной и ранним летом, сцены были в павильоне – квартире Ольги – и в хромакейном павильоне. Если зимой актеры просили одежду потеплее, чтобы не замерзнуть, то летом сильно парились, потели. Это доставляло неудобство, но мы очень старались сильно их не мучить.

 

Павел Орешин: На самом деле, актеры летом расплачивались за то, что зимой одевались тепло – часть сцен была стыковыми, и если персонаж выбегал в дубленке и кофте, то, соответственно, он так же должен быть одет в стыковой сцене, которая снималась летом в павильоне. Но в целом, это скорее был интересный и веселый опыт, он не приносил непреодолимых препятствий и неудобств. Все переводилось в юмор.

 

Расскажите, в чем сложность проводить съемки зимой?

 

Артем Лемперт: Во всем! В зиме! На самом деле, это то же самое, что и не зимой, только умножить на три или на пять.

 

Павел Орешин: У нас мерзли объективы, мерзли камеры, в какой-то момент мы стали шутить, что, может быть, у них смазка летняя, но в компании, где мы берем камеры, нам ответили, что это действительно летние объективы… Нам выдали зимние – со смазкой, которая должна выдерживать двадцатиградусные морозы, но они все равно мерзли! Наши ребята придумывали всякое – облепляли обогревками для ног объективы, камеру и мониторы, надевали на них флисовые рукава. И все работало!

 

Артем Лемперт: Теперь мы можем запатентовать ноу-хау для всех, кто будет снимать зимой. Например, съемочная команда «Выжившего» вполне могла бы нашей технологией воспользоваться. Это импортозамещение!

 

Конечно, мы старались наших актеров греть, закутывали их в сто одеял, у нас всегда дежурила прогретая машина. Много дублей зимой не сделать – начинает замерзать лицо. В общем, зима – это тот еще опыт, но в кадре смотрится очень красиво.

 

 

 

Расскажите, какие у вас методы помощи артистам влиться в роли, полностью противоположные их характерам в жизни. Например, Настя Матвеева рассказывала, что вы общались с ней на сленге…

 

Артем Лемперт: Не только с Настей Матвеевой мы общались на сленге. Мы использовали метод, который опробовали на Ксюше Сурковой в первом сезоне – сейчас она сама может с кем угодно на сленге общаться, если надо, на улице мелочь отжать у кого-нибудь… (смеется).

 

Павел Орешин: В какой-то момент человек начинает схватывать интонацию, словечки, которые нужны для мира «Ольги», и начинает этим жить. Профессиональный актер может переключаться с этого состояния на любое другое. Настя Матвеева, молодая актриса, которая немало играет в детских и юношеских произведениях, или классических, где язык сильно отличается от жизни. Приходилось форсированно накачивать ее тем материалом, который нужен нам.

 

Артем Лемперт: Мы не раз говорили, что пытаемся подбирать актеров, чей темперамент и характер соответствуют персонажам, но наметилась тенденция, что с девочками-оторвами проблема в России. Аню пришлось «делать», Сашу тоже. Но зато у нас есть технология переучивания хороших девочек в оторв. Общество может радоваться – у нас все девочки милые, добрые и хорошие.

 

Каст «Ольги» – это актеры самых разных возрастов. Расскажите, какие есть сложности работы с детьми? С кем было легче всего работать?

 

Павел Орешин: У нас было три Марьяны (дочки Ани) за весь сезон. В какой-то момент мы стали понимать, что ребенок не перестанет плакать в кадре, и уже не могли это прятать. Когда Яна Троянова брала ребенка на руки для веселой сцены, она была зареванной, и мы поняли, что мучаем и себя, и ребенка, и родителей ребенка. Начали искать другую девочку. В итоге у нас даже есть серия, в которой Марьяну играют сразу две девочки, хорошо, что этого не видно.

 

Артем Лемперт: Недавно мы смотрели фотографии из первого сезона и увидели, как вырос Мухаммед – он пришел к нам совсем маленьким. Яна Троянова замечает, что его детская непосредственность уже не та, но он все равно молодец, работает над собой, становится профессиональным актером.

 

Павел Орешин: Легче всего работать со всеми, но это и тяжелее всего. Направлять в нужное для сериала русло приходится абсолютно всех актеров.

 

 

 

Актеры «Ольги» часто говорят в интервью, что на площадке сериала царит семейная атмосфера. А вы ее чувствуете? Подружились с кем-нибудь?

 

Артем Лемперт: Мы не только ее чувствуем, мы же сами специально на съемках создаем семейную атмосферу.

 

Павел Орешин: В тапочках ходим зимой! (смеется)

 

Артем Лемперт: Наш замечательный исполнительный продюсер Ольга Долматовская подчеркивает, что у нас на площадке отношения строятся на любви. Мы все стараемся друг друга поддерживать, любить и уважать, и если у кого-то проблемы, мы стараемся понять и помочь, идем на уступки ради человека. Понятно, что если актер занят личными и семейными переживаниями, ему тяжело играть веселую комедию. Поэтому мы можем перенести сцену, поменять смены местами.

 

Павел Орешин: Думаю, что семейная атмосфера – эта заслуга всех участников процесса, от продюсеров до операторов. Даже еда и буфет тоже влияют на атмосферу: когда после съемок на морозе тебе приносят горячий бутерброд, это приятно всем – и Гоше Куценко, и реквизитору, который один раз вышел на замену. Если вы видите, что на площадке назревает конфликт, как вы его решаете? Выступаете ли вы в роли психологов для актеров?

 

Артем Лемперт: У нас не бывает конфликтов на площадке! А если и назревает такая ситуация, то мы стараемся гасить ее в зародыше с помощью юмора – это наше основное оружие.

 

Павел Орешин: Мы – семья, поэтому стараемся не доводить до конфликтов. Можем поговорить с актерами, но вряд ли это можно назвать психологической помощью.

 

 

 

Расскажите, съемки какого эпизода третьего сезона вам запомнились больше всего и почему.

 

Артем Лемперт: Мне запомнились съемки погони на трассе в десятой серии. Мы снимали не одну ночь, а две, потому что был нереальный мороз. Сложно было соединить огромные фуры… очень холодный эпизод получился. А еще было смешно, как долго мы снимали сцену с Леной и мостом – она готовилась-готовилась и как рванула из кадра – нам повезло, что мы успели это снять, потому что дублей больше не было.

 

Павел Орешин: Мне запомнился момент прихода Ольги в монастырь. Мы снимали его кусками, переснимать пришлось в другую погоду и еще кое-что доделывать в павильоне.

 

Есть ли импровизация на вашей съемочной площадке? Если кто-то из актеров придумывает нечто любопытное, готовы ли вы поменять сценарий?

 

Артем Лемперт: Импровизация конечно же есть, у нас очень талантливые и самобытные актеры, которые работают над ролью и делятся с нами своими идеями. Мы им не препятствуем. Сценарий для нас – скорее дорожная карта, нежели скрижали, которым надо неотступно следовать.

 

Павел Орешин: Мы за буквы не деремся. Драматургически сериал не меняется, но новые словечки, свежие взгляды и юмор актеры привносят.

 

Артем Лемперт: Например, Яна Троянова. Она знает немало сленга из Екатеринбурга, который не всегда похож на московский. Мы знаем казанский сленг, и Яна иногда меняет его на свой, это часто очень прикольно звучит, и мы соглашаемся поменять сценарий.  

 

 

 

Расскажите любимую шутку, которая родилась на съемках третьего сезона.

 

Артем Лемперт: Любимых нет, но мне очень нравится шутка Василия ПетровичаКортукова, то есть Юргена. Он кричит – «мужик, дерни нас, ну в смысле «Оку!» Он сам ее придумал, и мы ее оставили.

 

Павел Орешин: Яна насмешила нас словом «бздема», которого в сценарии не было.Оказывается, это на ее сленге значит «ерунда». Песенка Юргена, которую он напевает постоянно, это песенка из юности актера Василия Кортукова.

 

«Ольга» – сериал, который невероятно точно копирует реалии жизни большинства российских семей. Как вы их воспроизводили? Кто советовал, например, обставить квартиры именно так?

 

Артем Лемперт: Мы сами выросли в конце восьмидесятых – начале девяностых в СССР, у нас у всех были такие квартиры, да у всей страны были такие квартиры, которые застряли в безвременье. Мы специально с нашими замечательными художниками обсуждали это и создавали интерьеры по памяти.

 

Павел Орешин: Мы хотели создать именно такой мир – настоящий, правдивый, сотканный из реалий. Поэтому мы тащили в кадр вещи, которые были у всех, чтобы каждый нашел нечто знакомое – «о, у меня была такая лампа, а у меня были такие обои…» Художники нам помогали, приносили на площадку свои тома Есенина с гравировкой, которые были в каждом доме.

 

Расскажите несколько фактов о сериале, которые его поклонники еще не знают.

 

Артем Лемперт: Пушкин – вампир, просто он кусает Лену в шею, пока никто не видит (смеется).

 

Павел Орешин: Настоящие поклонники знают все! А все тайны мы хотим оставить тайнами. Может быть, мы раскроем их в четвертом сезоне, который мы сейчас активно пишем.  

 

 

Смотрите третий сезон «Ольги» на ТНТ с 21 января в 20.00.

 
Алексей Кирилов | 27.01.2019 12:37
Понравился сериал
Ответить | Поделиться
Виталий Вербицкий | 28.01.2019 09:31
Есть над чем поржать
Ответить | Поделиться
Алина Ивкина | 24.01.2019 17:30
Не смотрела. Можно смотреть?
Ответить | Поделиться
Александр Савинов | 24.01.2019 21:20
Нужно, просто поржать можно, без всяких загрузов
Ответить | Поделиться
Галина Кудрявцева | 24.01.2019 13:21
Веселый сериал, я думала они его закончили на третьем сезоне
Ответить | Поделиться