Светлана Астрецова: «Вертинского люблю с раннего детства!»

06 Июня 2019 14:27

На наши экраны выходит документальный фильм «Вертинский. Одинокий странник» молодого документалиста Светланы Астрецовой. В фильме три культурных деятеля России рассказывают о своей любви к Вертинскому и о нем самом – о жизни и о судьбе артиста в очень сложное, бурное для нашей страны время. Выход фильма приурочен к юбилею исполнителя – 21 марта исполнилось 130 лет со дня его рождения.

 

Мы задали Светлане несколько вопросов о том, как девушки становятся кинематографистами и – почему Вертинский?

 

 

–  Светлана, расскажите, как вы стали кинематографистом?

 

–  Честно говоря, путь был извилистым и непростым. Я всегда хотела сочинять, создавать удивительные миры, и показывать их другим людям. В школе я начала писать стихи и по окончании поступила в институт на факультет поэзии. Но было понятно, что таким ремеслом не проживешь, поэтому параллельно с поэзией я освоила и вторую специализацию «тележурналистика» и защитила сразу два диплома. Во время учебы в институте я ходила на режиссерские мастер-классы. Руководил ими замечательный документалист Виталий Калинин. Я делала маленькие документалки, и у меня это получалось.

 

А на четвертом курсе мне повезло – я получила работу на канале «Культура»: сначала была выпускающим редактором, а потом стала корреспондентом. Это интересная работа – делать репортажи о выставках, концертах и премьерах, интервьюировать выдающихся людей. Так незаметно пролетело шесть лет и ничего не менялось. Я смотрела вокруг и понимала, что телевидение это очень стабильный и уютный мир, но через пятнадцать лет  я буду работать на том же месте и вместо перспектив передо мной стена. К тому же журналистика не увлекала меня настолько сильно, чтобы посвятить ей всю жизнь.

 

В столе лежала моя дипломная работа –  сценарий о легендарном импресарио «Купец на все времена. Виртуальный музей Сергея Дягилева» (Дягилев – один из моих кумиров). И больше всего на свете мне хотелось, чтобы эта рукопись превратилась в фильм. Я подала заявку на грант Министерства культуры и совершенно неожиданно выиграла конкурс, получила финансирование! Нужно было приступать к съемкам. А я не представляла, как снимать полнометражное документальное кино. До этого я делала только учебные короткометражки от полутора минут до 15-ти. Но прекрасно понимала, что такой шанс выпадает, наверное, единственный раз в жизни и отступать нельзя. Собрала команду единомышленников и сказала волшебное слово «мотор». Огромная удача для фильма, что к съемкам удалось привлечь таких звезд, как Эдвард Радзинский, Николай Цискаридзе, Александр Васильев. И эти великие люди очень помогли фильму.

 

Премьера «Дягилева» прошла очень успешно и я решила, что теперь надо заниматься его продвижением: устроить и другие показы, отправить картину на фестивали, в общем, заниматься его судьбой. Ведь фильм – это не только радость, но и ответственность. Это как ребенок, которого нужно растить, и делать для него все, что в твоих силах. Я решила оставить  телевидение, сразу после премьеры неожиданно для всех ушла в никуда. Это был рискованный и совершенно безумный поступок, но единственно верный.

 

На следующий год мне снова повезло - удалось получить грант, на этот раз на фильм с эффектным названием «КЛАСС» –  об истории Академии русского балета имени Вагановой. Картину показали на канале «Культура» и она участвовала во многих фестивалях. А этот сезон принес мне фильм «Вертинский. Одинокий странник». Его показали в рамках ММКФ, а затем дистрибьютор Cinemaus Studio предложил взять фильм в широкий прокат, я об этом и мечтать не могла. Теперь он пойдет в десятках кинотеатров по России. Потрясающе!

 

 

 

 

–  Хорошо, почему Вертинский?

 

–  Во время съемок фильма я каждому своему герою задавала вопрос, когда они впервые услышали песни Вертинского, как они это запомнили. Когда я была маленькой, моей маме подарили кассету, сборник ретро-песен, там был Утесов и другие исполнители тех времен, и среди них песня Вертинского «Танго-магнолия», которую все знают по первой строчке «В бананово-лимонном Сингапуре». Все остальное не произвело на меня особого впечатления, но в песню Вертинского я сразу влюбилась. Потом я узнала, что это за автор, начала слушать другие его песни, нашла его мемуары и зачиталась. Я поняла, что это не только гениальный певец, артист, исполнитель,  но он еще и гениальный рассказчик. Конечно, он приукрашивал свою судьбу, наверняка много сочинял, но читать это было невероятно интересно. Мне захотелось снять про него фильм. И вот, в год 130-летия со дня рождения Вертинского, наконец, получилось.

 

–  Как все складывалось?

 

–  Это мой третий фильм, так что все было проще, чем на прошлых проектах. На первом фильме я очень переживала по любому поводу: если кто-то отказывался участвовать, или происходил конфликт в группе, или нельзя было попасть в архивы, я по ночам плакала в подушку и мне снились кошмары. Но сейчас я стала относиться к препятствиям и проблемам проще. Довольно быстро уговорила всех героев сняться. У меня была идея построить фильм из трех частей – трех периодов, «трех жизней» Вертинского, и чтобы каждый из героев-рассказчиков был зеркалом, в котором отражается сам Вертинский. О жизни Вертинского в дореволюционной России рассказал поэт, эссеист, радиоведущий Дмитрий Воденников, о периоде эмиграции  –  культовый музыкант, народный артист России Андрей Макаревич, а приезде в Советский союз  –  писатель и историк Эдвард Радзинский.

 

Перед стартом проекта думала, что же еще сказать о Вертинском, ведь о нем снято немало документальных фильмов, но все авторы в основном фиксируются на семье и личной жизни. А мне хотелось рассказать о его необычной жизни и фантастических приключениях. Моей целью было, чтобы все герои о Вертинском, но в то же время и о себе – о Вертинском через себя.

 

Каждый из героев любит Вертинского, а Эдвард  Станиславович даже общался с его вдовой Лидией, кроме того он уже много лет занимается темой Сталина, и поделился в фильме историей его отношений с Вертинским, озвучил малоизвестные письма Александра Николаевича.  Письма Вертинского – один из самых мощных и трагичных эпизодов в фильме. Ведь в основном кинематографисты показывают отлакированную картинку жизни Вертинского в Союзе, а мне хотелось сделать в первую очередь честный фильм...

 

Андрей Макаревич в свое время пытался делать кавер на песни Вертинского и рассказал в фильме, что убедился на практике: «есть исполнители, чье творчество не стоит перепевать, потому что их уникальная манера исполнения неотделима от их творчества». Макаревича было сложнее всех уговорить сниматься, потому что он все время на концертах и в поездках по миру. Но именно поэтому он чувствует и понимает Вертинского, который только в Союзе дал более трех тысяч концертов, будучи уже в возрасте.

 

А о молодости Вертинского рассказывал Дмитрий Воденников. Когда мы снимали интервью с ним, у меня периодически складывалось ощущение, что во время рассказа он сам проживает все события из жизни Вертинского, настолько эмоциональным и личным было его выступление. Мне кажется, Дмитрий не только потрясающий автор, но и талантливый актер.  Если когда-нибудь буду снимать игровой фильм, обязательно приглашу его на роль.

 

А какие у вас планы дальше? Наверняка есть идеи?

 

–  Идей очень много. В этом году я уже подала документы на новый конкурс грантов Министерства культуры - заявку на фильм о театре «Геликон-Опера». Это один из моих любимых оперных театров с потрясающей историей. Этот театр - воплощение мечты оперного режиссера Дмитрия Бертмана. Он придумал какой-то свой удивительно красивый мир, собрал труппу с нуля, создал репертуар, спроектировал весь театр, даже интерьеры… он немого лет над этим работал. В 2020 году театру исполнится 30 лет, красивый юбилей. Очень хочется верить, что удастся найти финансирование и фильм появится.

 

 

 

–  Вы еще про игровое кино упоминали.

 

–  Да, мне бы хотелось снять три фильма, три экранизации. Первый по роману известного норвежского писателя, Нобелевского лауреата  Кнута Гамсуна, у него почему-то до сих пор нет хорошей экранизации. Потом мне очень нравится роман «Пена дней» французского писателя Бориса Виана. Его в России мало знают. Это сюрреалистический роман, очень поэтичный, образный… когда я читала книгу, видела все действие в картинах. Это как кино на бумаге. У романа есть две экранизации, но мне было бы интересно придумать свою. Для такой картины нужен большой бюджет, потому что там много сложных эффектов, сюрреализм в каждой строчке.

 

И еще я обожаю «Портрет Дориана Грея» Оскара Уайльда. Этот роман много раз экранизировался, но мне бы хотелось сделать необычную версию в стилистике художника Обри Бердслея (он был другом Уайльда и иллюстрировал его «Саломею»). К сожалению, это зарубежные авторы, на экранизацию которых очень трудно найти финансирование в России. Но я верю, что однажды бюджет обязательно найдется. Вообще я фаталист и люблю фразу «делай что должно, и будь, что будет».

 

 

Смотрите картину «Вертинский. Одинокий странник» в кинотеатрах.