Языческий культ «Солнцестояния»

16 Июля 2019 20:12

В новом фильме весьма необычного американского режиссера Ари Астера «Солнцестояние» мы попадаем в  шведскую деревню, жители которой проводят девятидневный языческий ритуал. Действие этой картины разворачивается преимущественно при свете дня, и вся предметная среда обитания коммуны представляет собой нескончаемый поток символов.

 

Вымышленная шведская деревня была придумана Ари Астером и его художником-постановщиком шведом Хенриком Свенссоном. Они провели культурологическое исследование и перемешали кельтские, шведские, северные традиции, чтобы создать этот светлый, но пугающий мир. Мир, который сам по себе, является персонажем картины. Каждая стена каждого строения рассказывает историю и транслирует скрытые смыслы.

 

Режиссер и художник познакомились, когда Ари Астер приехал в Швецию, чтобы провести поиск материала для написания сценария «Солнцестояния». Он совершил путешествие в Хельсингланд, в районе которого и разворачиваются события фильма, и побеседовал с фольклористами.

 

Сначала художник сделал цветовой синопсис, создал цветовую и настроенческую палитру фильма: главных сюжетных арок, персонажей и локаций. Но цвета также были описаны в сценарии: желтый дом родителей Дэни и желтые цветы, что ведут в коммуну, и желтое ритуальное строение в ее центре.

 

«Я отталкивался от стандартной теории цвета и эмоций, – рассказывает художник. – Но в итоге я все больше и больше от этой теории отклонялся, и в фильме у нас свои значения цветов. Так желтый и голубой – это наши цвета смерти. Это также цвета шведского флага. Я хотел сделать упор на том, что национализм – это плохо». Эти цвета появлялись в фильме, когда должно было произойти нечто страшное.

 

Что касается архитектуры, то ее истоки лежат в реальной архитектуре Хельсингланда, но слегка  гротескной. «Я всегда начинаю с формы территории, – делится художник. – Я хотел, чтобы она сама выглядела как символ. Если зритель и не понимает сам символ, то хотя бы осознает его значимость. В мои амбиции входило сделать Хергу центром мира, создать ее так, чтобы при взгляде с высоты птичьего полета ее естественным образом продолжали прилегающие леса, поля и горы, озера и деревни».

 

Нужно было также показать, что эта коммуна – вне времени, и их здания – очень старые. Жители используют любые инструменты, которые помогут им достичь цели. Поэтому не чураются и современных технологий и материалов.

 

 

 

В оформлении фильма много цветочных мотивов, показывающих связь персонажей с природой. Кроме того, в ритуалах, связанных с плодородием, тема фауны естественна. Официальный цветок Хельсингланда – это лен. Он располагается по краям настенных росписей и фресок. И он очень похож на тот цветок, который мы видели на обоях в доме родителей Дэни.

 

«И, конечно, в фильме много зелени, – продолжает Свенсcон. – Ее в кино обычно принимают за данность. Но здесь пришлось очень активно проработать. У нас был очень подробный список растений, которые должны быть в кадре – фрукты, цветы  и ягоды. Но фильм снимали не в их обычной локации и не в сезон, так что некоторые растения были частью нашего стиля».

 

 

 

 

 

 

 

Что касается настенных росписей, то их истоки лежат в реальных росписях Хельсингланда, правда, художник взял тот криповатый стиль и дополнительно усилил его.

 

«Эти картины существуют с 15-го века и являются традиционными росписями для праздничных и культовых сооружений на фермах Хельсинга, – объясняет Свенссон. – Те  живописцы были наивными самоучками из народа. Сюжеты картин черпали из Библии или просто рисовали жителей деревни в традиционных костюмах того времени».

 

На самом деле, вдохновение художник черпал из всего, даже из ковров в парижском отеле, схематично изображающих женские половые органы на нечетных этажах и мужские – на четных. Шведский художник Рагнар Перссон расписал дома. Тайванец Му Пан из Бруклина сделал панель для открывающих титров и несколько картин, что мы видим в квартире Дэни.

 

 

 

По сюжету коммуна Херган зародилась в 900-1100 годах, ее жители сталкивались с разными религиями и культурами: Христианство, Ислам, Иудаизм, Индуизм, забытые религии. Иногда им приходилось общаться без слов. Коллективное бессознательное здесь очень важно.

 

«Начав делать дизайн для фильма, я отказался от аналитики, – продолжает художник. – Я провел несколько лет, исследуя тему, и теперь просто дал волю своим ощущениям и подсознанию, и всему, что было накоплено за это время».

 

 

 

Руны также были важной частью дизайна. Даже стол для ритуального приема пищи был выстроен в виде руны. Расположение всех объектов в деревне или их форма тоже были руническим.

 

Но руны тоже были в основном вымышленными. Например, руна, означающая «совершенствование искусства, души и ремесла» была главной в фильме. Вся деревня была выстроена в ее форме: дома, поля и сады. Еще одна важная руна означала «лекарство и исцеление».

 

 

 

Все камни-надгробия несут руны их владельцев. Имена жителей содержат до пяти рун. Новорожденный имеет только одну руну, и с возрастом они прибавляются, описывая состояние человека, его темперамент и цель. Имя Дэни, которое вышито на ее платье содержит руны «кризис/смерть» и «беспомощность/невинность».

 

Рунический алфавит Херганы содержит 16 рун: 8 позитивных, 4 нейтральных и 4 негативных.

 

 

 

Свет был важной составляющей  архитектуры. В этих домах окна расположены на крыше, что, во-первых, позволяло дать больше стен для росписей, во-вторых, спасало оператора от контрового света. В итоге это и создало ту странную архитектуру деревни.

 

 

 

Еще одной важной составляющей была эстетика улья. Весь социальный уклад коммуны основан на структуре улья: трутни-пилигримы, молодежь, рабочие особи, старые и королева. Смысл существования всех жителей поделен по возрасту. Встречающая делегация и охрана – тоже похожа на пчелинную. Поэтому в эстетике  деревни появляется текстура сот.

 

 

 

Кстати, даже в квартире Дэни есть картины, которые предвосхищают события фильма. Например – картина с девочкой и медведем кисти Джона Бауэра. Этот художник иллюстрировал шведские народные сказки. Так картина показывает девочку в короне, целующую медведя. Тот, кто посмотрел фильм, поймет этот намек.

 

 

 

Костюмы

 

Костюмы жителей Херги также рассказывают истории. Художник по костюмам Андреа Флеш работала над такими фильмами, как «Герцог Бургундии» и «Колетт». Здесь ей пришлось заказывать пуговицы в Швеции, а антикварный шелк в Венгрии и Румынии. Некоторые платья вышивали вручную, остальные рисунки печатали или рисовали красками. Костюмы одной семьи или профессии людей были похожи. На каждом костюме была своя уникальная руны, которая идентифицировала персонажа.    

 

По сюжету жители коммуны шьют себе костюмы сами, поэтому они были сшиты вручную и отличались друг от друга.