Сергей Параджанов и костюмы. Интервью с Завеном Саркисяном

20 Июля 2020 07:39

Сегодня исполняется 30 лет со дня смерти одного из самых ярких режиссеров советского кино Сергея Параджанова. Его фильмы известны своим неповторимым визуальным стилем. Даже вне кино Параджанов легко и с удовольствием придумывал костюмы для себя и своих друзей, делал удивительные коллажи, шляпы и многое другое. Сохранились его эскизы костюмов и раскадровки к собственным фильмам.

 

 

 

И из всего этого неизбежно напрашивается вывод, что стиль Параджанова в кино был создан им самим. Конечно, происходило это не без участия профессиональных художников. Но какова была доля их присутствия в визуализации его сказочно-поэтических миров? Обо всем этом мне выпала удача поговорить с директором музея Параджанова в Ереване Завеном Саркисяном.

 

 

Завен Саркисян

 

 

Завен Саркисян: «Все эти художники по костюмам, я знал многих, были просто его помощниками. На самом деле костюмы делал сам Параджанов. Все. И в фильме режиссера Патрика Казальса «Параджанов» он прямо говорит: «Я вчера впервые ощутил своих героев. Я стал их одевать в костюмерной и увидел удивительные результаты. Каждый костюм, который я примерял, раздражал художника, который стоит на точных линиях. Он – художник, профессионал, но раз это его раздражает, значит, я попал в свой «параджановский» стиль».  

 

 

Чтобы дать заработать близким людям, тем, с кем ему было приятно находиться рядом, Сергей часто оформлял их художниками.

 

 

 

 

 

 

Костюм из фильма «Ашик-Кериб»

 

 

Например, в Тбилиси из Еревана переехал старый художник Каралян, Параджанов его очень любил, и пригласил его на фильм в качестве художника[заслуженный художник Армянской ССР Иосиф Артемьевич Каралян стоит в титрах фильма «Цвет граната» как художник по костюмам – прим. автора]. Он практически ничего не делал, возможно, Сергей иногда и советовался с ним. Но ему было приятно, что тот рядом [боюсь, все не так просто – Иосиф Каралян создал к фильму 60 эскизов костюмов, которые вполне соответствуют их экранному воплощению – прим. автора].

 

 

 

Эскизы костюмов к фильму «Цвет граната». Художник И.А. Каралян

 

 

Сергей не стремился к точности, он создавал собственный мир, действовал вне каких-то законов, многое выдумывал. Так, для фильма «Тени забытых предков» он придумал некоторые вещи, которые потом у гуцулов вошли в народный обряд, как, например, ярмо в сцене венчания. Это происходило потому, что он точно все домысливал. Придумывая,  спрашивал: «Это могло быть?» Мы отвечали: «Да». «Значит, это правда. Я домыслил правду!», – говорил Параджанов.

 

 

 

 Кадр из фильма «Тени забытых предков»

 

 

 

В «Саят-Нова» [фильм был переименован в «Цвет граната»] некоторые костюмы тоже выдуманы – таких костюмов не существует. Самое главное для него было придумать образ, которому он потом следовал.

 

 

Коллажи С. Параджанова на тему костюмов из фильма «Цвет граната»

 

Сергей был очень внимательным, многое подмечал, фиксировал для себя какие-то детали. Он был художником с абсолютным вкусом, поэтому принимал безошибочные решения. Часто ему мешал даже естественный, натуральный цвет травы, камней. Помню, я приехал в монастырь Давид-Гареджа, на границе Грузии и Азербайджана, и вижу – он покрасил скалы медным купоросом. Они стали голубыми – это невероятно красиво! Потом я стал приглядываться: в «Саят-Нове» видно, что он покрасил камни монастыря.

 

Кадр из фильма «Легенда о Сурамской крепости»

 

Художники по костюмам у него были всего лишь его помощниками, а выдумывал все он. «Принесите мне черную ткань, принесите мне красный шелк, принесите фольгу, чтобы я положил ее под это», – говорил Параджанов.

 

 

Эскиз костюма С. Параджанова с его пометками

 

 

Для своих картин он многое покупал на рынках, но не костюмы целиком, а детали. Посылал ассистентов в экспедиции за серебряными поясами, за тканями, за коврами. Однажды для Софико приобрели красный фартучек, очень красиво расшитый по бокам серебряной нитью.

 

 

Софико Чиаурели в фильме «Ашик-Кериб». Фото Юрия Мечитова

 

Все это тогда покупалось за копейки. Следующие30 лет весь «Арменфильм» пользовался его реквизитом. Ему даже католикос [духовное лицо в Армении – прим. автора] выдавал для съемок такие вещи, которые до него никому не разрешалось даже трогать.

 

 

Подготовка к фильму «Легенда о Сурамской крепости». Фото Юрия Мечитова

 

Параджанов снимал фильмы очень сложно, но люди понимали, что создается что-то необычное, гениальное, и помогали ему.

 

Чаще всего, на его фильмах был очень маленький бюджет. Но он покупал тюль для занавесок и делал из него костюмы ангелов. Парочка таких костюмов есть у нас в музее.

 

 

Кадр из фильма «Цвет граната»

 

 

Еще у нас есть детский костюм с «Саят-Новы», подлинный детский кафтан XIX века, расшитый металлическими нитями, очень красивый. Мне его отдал приятель, директор киностудии. К сожалению, музей очень поздно открылся, через 30 лет после выхода фильма. На студиях к этому времени уже все было разграблено, особенно в постсоветское время.

 

Конечно, это был золотой век кино, в котором многие режиссеры, как и Параджанов,  имели свой язык – Феллини, Пазолини, Бергман, Трюффо и пр., но, к сожалению, все закончилось вместе с ними…»

 

 

Кадр из фильма «Цвет граната»

 

 

И в конце этого интервью я приведу отрывок из воспоминаний Александра Атанесяна о съемках фильма «Легенда о Сурамской крепости», который отлично иллюстрирует рассказ Зарена Саркисяна:

 

«Мы делаем примерку костюма для «Легенды о Сурамской крепости» героя Дурмиш-Хана, его исполняла художник Ира Микатадзе по эскизам Параджанова, все ткани для этого фильма мы набрали в грузинской церкви, списанное облачение священников.

 

 

Кадр из фильма «Легенда о Сурамской крепости»

 

Параджанов надевает на героя костюм, надевает высокую шляпу и просит Иру пришить серьги как будто они на ушах, но прямо на шляпу с двух сторон. На картине был администратор, Бадри, он позволил себе сделать Параджанову замечание, чего тот не выносил: «Сергей Иосифович, мужчины-мусульмане носили одну серьгу».

 

Кадр из фильма «Легенда о Сурамской крепости»

 

Параджанов смолчал. Бадри продолжает: «Сергей Иосифович, вы не расслышали, мусульмане носили одну серьгу», на что Параджанов повернулся и сказал: «Да, Бадри, я пришью две серьги и возьму все призы в мире за мои костюмы».

 

 

Хочу поблагодарить за интервью директора музея Сергея Параджанова Завена Саркисяна и руководителя центра визуальной информации РГБИ Елену Георгиевну Хапланову.

 

В интервью использовались фотографии Юрия Мечетова из его книги «Сергей Параджанов. Хроника диалога»

 

 

Ирина Жигмунд