«Чики»: разбор полетов

24 Июля 2020 08:32

Прошло несколько дней с момента показа финала проекта видеосервиса more.tv, но страсти не утихают. Дошло до того, что в соцсетях обсуждают тех, кто «недостаточно правильно» оценил сериал. Впрочем, и среди публикаций в СМИ встречаются такие, от которых оторопь – авторы проходятся даже по национальности режиссера и одного из продюсеров, намекая на русофобство.

 

Проект, собравший рекордный трафик и возглавивший летние топы, действительно подрастряс тихое отечественное сериальное болотце, и за это ему спасибо.

 

В офисах, кафешках то и дело слышишь: «смотрели новый сериал про проституток?». На днях мне довелось побывать на съемочной площадке еще одного потенциально резонансного проекта. И там тоже все только об этом говорили. Присутствовавшая на съемках актриса Виктория Толстоганова, сыгравшая в «Чиках» «токсичную мать», довольно потирала руки: «Мой телефон раскалился, звонят со словами: «твою героиню хочется задушить. Это хорошо»…

 

 

 

Вы не заметили, как тихонько в наше кино прокрались новые герои – те, от которых тошнит, которых хочется задушить… Раздражение – как двигатель зрительского смотрения – прием блестяще отработанный, скажем, в «Утреннем шоу» или «Звоните ДиКаприо», пустил корни. «Чики» режиссера Эдуарда Оганесяна тоже во многом сняты так, чтобы вывести зрителя из зоны комфорта.

 

Нас оглоушивают с первых кадров. По кукурузному полю мчится грузовик, в фуре которого мотает трех девиц. По минимуму и нахальной броскости одежд и колоритным репликам, приправленным матерком (его в фильме будет много), сразу понимаем: это девушки с заниженной социальной ответственностью. Они заперты в рефрижераторе, везущем свиные туши – и мы тут же считываем нехитрую метафору – «героини - это мясо», по крайней мере, так их воспринимает окружающий мир... Чем дальше в лес, тем кудрявее будут метафоры. Но зрителя еще успеет придавить затейливая рэп-молитва Ивана Дорна на титрах: «дай нам счастьечка, дай здоровьечка» и череда кадров из разряда «вырви глаз» – петухи, дергающаяся рыба, коровы, иконы… Выбравшиеся из фуры проститутки жестоко отмутузят пьяного водителя грузовика и станут звонить своему сутенеру Валере (Виталий Кищенко) с просьбой вызволить их из «ж…»… А потом девушки  увидят вернувшуюся из Москвы  старинную подружку и коллегу – Жанну: ее красный мини-купер символизирует успех и другой социальный уровень. Жанна собирается открыть в родном городе фитнес-клуб, и подружки вписываются в эту бредовую идею – несут из дома заначки отцов, продают шубы и, конечно, берут кредит… Даже самый неискушенный зритель понимает: ничего из этой затеи не выйдет. Не понимают только сами героини.  Их будут бить, кидать на бабки, органы соцзащиты попытаются отнять у Жанны сына, но девушки будут продолжать тупо идти к заветной цели – вызывая то самое раздражение.

 

Фанатов сериала радует «документальность» «Чик». Подсолнухи, арбузы, напитанные зноем южные хибары, придорожные кафешки с магазинчиками, дешевые пестрые клеенки на столах – все этодействительно снято реалистично, порой даже, кажется, утрированно реалистично. И в этом смысле к операторам (Юрий Никогосов, Михаил Дементьев) и актерам вопросов мало. А вот к сценаристам – масса. Потому что и история, и персонажи отражают не провинциальную действительность и тамошних людей, а лишь представления авторов о них. Сыто живя в Москве, наверное, действительно легко воображать чужую жизнь на российских югах, думать: «они же все там дикие». Но они давно не дикие, и 90-е, как бы этого не хотелось авторам, там уже не рулят.

 

 

 

 Но не будем голословными, разложим все по полочкам.

 

Итак, перед нами четыре героини – Жанна, Люда, Марина и Света (Ирина Горбачева, Варвара Шмыкова, Алена Михайлова и Ирина Носова). За плечами, как мы понимаем, нехилый проститутский стаж, они работают на трассах, обсуживая дальнобойщиков, под присмотром сутенера и его шайки, которая время от времени вправляет девушкам мозги. Спрашивается: может ли при таких обстоятельствах у девушек сохраниться наивное представление о мире? Могут ли они не осознавать, чем для них обернется желание уйти из профессии? Стремление построить бизнес в месте концентрации агрессивных мужчин, которые их имели (в сексуальном смысле) и собираются иметь дальше? Почему Жанна, вырвавшаяся из родного города, возвращается сюда – эдакую Кущевку, хотя должна, схватив сына в охапку (да еще и такого «странного» - наряжающегося в женские одежды), бежать куда подальше?

 

Ладно, инстинкт самосохранения у героинь отключен. А что с мозгами? Почему, затеяв бизнес, рискуя последними деньгами, заложенным домом, они не советуются с юристами, не читают документов, они – люди, которых кидали много раз?! Почему верят обещаниям тех, кому в принципе верить нельзя?Что пытается доказать Жанна, которая ведет себя как мужик со стальными яйцами, учиняя разборки сбандюганами, угрожая им? Она, правда, думает, что победит?

 

Если убрать все эти алогичности – сценарный каркас истории рухнет, но сочность картинки и хороший ритм отвлекут зрителя от желания расставлять точки на i.

 

 

 

Под стать героиням и герои. Что ни мужчина – то проекция человека, набор штампов, а не живая личность. Вот слабохарактерный романтик Костя (Стивен Окснер) – тряпка, совсем не пригодный для семейной жизни. Вот добрый брутал Антон (Иван Фоминов) – уголовник с тремя ходками,  личностьбез всяких тормозов, с таким тоже жить стремновато. Вот сын Жанны Ромка (Даниил Кузнец) - мальчик, не определившийся со своей сексуальной ориентацией. Вот робкий полицейский Юра (Антон Лапенко), разбирающийся с обидчиками любимой девушки … на дуэли. Вот ходячий абьюзер – казак Данила (Сергей Гилев), который творит жестокость на каждом шагу: гоняет своих детей и жену, избивает тестя, стреляет в собаку….

 

 С этой собакой, кстати, тоже не все сценарно гладко: почему дядя Данилы, хозяин пса  – сутенер Валера, являющийся по сути его начальником, «проглатывает» эту выходку племяша?!

 

К Валере вообще большие вопросы. Зритель так и не понимает, что это за тип - действительно мерзкий грязный торговец «женским мясом» или человек, не лишенный своеобразной мягкости? Герой появится за сериал пару-тройку раз, оставив нас в тяжких раздумиях…

 

 Простое перечисление персонажей и их кратких характеристик подводит зрителя к нехитрой мысли: мир наводнен либо агрессивными, либо бесхарактерными мужчинами, а значит, женщинам пора брать судьбу в свои руки. Феминистская повестка в «Чиках» встает во весь рост. Но как встает – так и ложится. Потому что к финалу сериала выяснится, что ни одна из героинь одолеть эту жизнь без поддержки мужчины не в состоянии. И даже загнанная в угол отважная Жанна в финале вынуждена будет обратиться за помощью к бывшему мужу - слабаку Косте.

 

Так какую тогда идейную цель преследует сериал? Льет воду на мельницу феминизма, или наоборот, топит за семейные ценности?

 

Вот еще что вызывает раздражение - почему главных героинь непременно надо было делать проститутками? Ради «клубнички», ради редких сексуальных сцен, ради возможности шокировать нас дерзким постером, на котором арбуз в разрезе отчаянно намекает на вагину?

 

 

 

Со времен Библии в образ блудницы, возжелавшей измениться, ничего экстремально нового никому привнести не удалось. Так зачем было обращаться к затертому сюжету? Что, если бы авторы рассказали о нелегкой доле провинциальных парикмахерш, продавщиц – к ним было бы меньше эмпатии? Или создателей «Чик» страшила перспектива превратиться в сериал «Ольга»?

 

Кстати, многие отмечают огромное количество референсов, которыми вольно или невольно напитан сериал: «Почему женщины убивают?», «Маленькая Вера», «Интердевочка» и даже… «Д`Артаньян и три мушкетера» с «Сексом в большом городе». Какими бы оригинальными и революционными не казались «Чики», но влияния перечисленных фильмов очевидны. Героини даже по масти – блондинка, рыжая, брюнетка и с короткой стрижкой – как в «Сексе».

 

Говоря о сценарных недочетах «Чик», невозможно не отметить и финальную серию, в которой ответы на некоторые важные вопросы зрители получат весьма незамысловатым образом – из школьного сочинения сына Жанны Ромки. Этот сценарный прием сравним разве только с еще одним расхожим – интервью героя журналисту…

 

Впрочем, если о сериале говорят, значит, он действительно зацепил аудиторию. Главным образом, мыслью о том, что все мы по большому счету – чики, чья жизнь беспросветна, чьи мечты малореализуемы, чьи жизни зависят от сильных мира сего… Меня в сериале еще впечатлила и креативно прорабатываемая тема бытовой религиозности. Ты ходишь в платочке в храм, крестишься, целуешь иконы – и тут же подсыпаешь клофелин в питье человека. Ты бежишь в церковь только когда тебе плохо, когда хорошо – не вспоминаешь о Боге, да и живешь совсем не по заповедям… Все это верно, узнаваемо, расхоже…Как и вечное наше требование без всякого на то основания: «дай нам счастьечка, дай здоровьечка»…

 

Еще одно мое яркое впечатлением от «Чик» - актерская работа. Запомните это имя: Варвара Шмыкова, сыгравшая роль Люды. Невероятная харизма, интересная фактура, умение значительно молчать, подлинность, настоящесть – во всем этом угадывается темперамент новой Нонны Мордюковой. И если «Чики» нам ее подарили, значит все не зря.

 

Илона Егиазарова