Новогодние эффекты «Серебряных коньков»

25 Декабря 2020 07:52

В начале декабря на наши экраны вышло волшебное приключение «Серебряные коньки». Как это часто бывает, картина потребовала довольно много невидимой работы по созданию исторических видов городской среды. Мы поговорили с VFX супервайзерами проекта Александром Гороховым и Алексеем Усковым.

 

Фильм должен был выйти гораздо раньше, и он был готов, его показали на ММКФ еще в сентябре. Но, поскольку выход картины снова отложили, было решено доделать то, что заметили во время просмотра. Эту возможность команда студии CGF использовала, исправив видимые (возможно, только им) мелкие недочеты. «Глобально мы не могли ничего изменить, но какие-то важные вещи, которые заметили продюсеры и режиссер, мы постарались улучшить», – сказал глава студии Александр Горохов.

 

– Сколько в фильме шотов с графикой?

 

АГ: Никто не планировал делать столько, сколько в итоге получилось. Все началось с того, что в ту зиму – а фильм снимался в 2018 году – Нева и каналы не замерзли. Зима была очень мягкой, и все планирование полетело к чертям. Были какие-то несколько дней, когда стал лед, у нас было несколько съемочных дней на Неве, на Фонтанке. Об этом писали питерские издания: «Сейчас киношники утонут, их унесет в Финский залив». Но глобально пришлось переносить съемку в павильон.

 

Изначально мы планировали где-то 600 кадров с компьютерной графикой, включая приметы времени. Потому что мы знали, что нужно будет убирать современный антураж, заменять пластиковые окна на деревянные, убирать кондиционеры, провода, добавлять дым из труб. Режиссер очень хотел атмосферы, с дымом из труб, но потом мы начали искать баланс, чтобы не закрывать это красивое голубое небо, которое удавалось снять, дымом. Нужно, чтобы дым сочетался с синим небом.  

 

 

 

 

 

 

 

Кроме того, нужно было размножить людей, убрать знаки дорожного движения, убрать название улиц и домов, камеры наружного наблюдения. Мы знали, что нам нужны общие планы, заявочные планы, приставшие корабли, объект «логово» – там планировалось много графики. Логово это – корабль, в котором живут персонажи. Он был построен только частично, остальное мы достроили в CG. Так что, это был разумный план для фильма такого масштаба и тематики. Но ничего не вышло.

 

Нева и каналы не замерзли, и нам пришлось снимать в павильоне. Это ужасно – приехать в Санкт-Петербург ради видов Санкт-Петербурга и отправиться в павильон! Продюсеры нашли возможность залить лед, у нас был каток примерно 150 метров в длину, по краям которого были построены декорации гранитных каналов, и было несколько ответвлений. Во время съемок в разных частях катка по-разному ставили свет, чтобы создать иллюзию разных мест на каналах.

 

И кадров сразу стало 1200.

 

Съемочный плейт

 

Финальный кадр

– Расскажите про цифровую массовку?

 

АГ: Да. У нас в фильме есть трехмерная массовка в 260 кадрах. Это довольно много. Сначала мы планировали просто клонировать съемочную массовку. При этом у нас не было моушн контроля, который помог бы при съемке массовки движущейся камерой. Но по ряду обстоятельств пришлось делать массовку трехмерную. Наша группа специально выезжала в Санкт-Петербург для сканирования людей, которых мы одевали в исторические костюмы. И потом эта массовка у нас каталась на коньках, мы снимали с них движение с помощью технологии захвата движения. Тот мокап, что мы использовали – Xsens – он хорошо отслеживает обычное движение, а со скольжением у него сложности. Поэтому, если приглядываться к нашим цифровым людям, то можно их увидеть. Но нужно знать, в каких сценах и куда смотреть.

 

 

Съемочный плейт

 

Финальный кадр

– Что еще пришлось делать?

 

АГ: Снега было мало, поэтому нужно было заснежить окружающее пространство. А свет в этом случае совсем другой, потому что, когда лежит снег, он отражается от белых поверхностей, и подсвечивает лица и предметы. А так, все темное и тусклое. Белое рисуешь, а оно атмосферы не добавляет. Так что, изменение общей атмосферы кадра потребовало отдельной работы.

 

Кроме того, не везде и не всегда при съемке на реальных локациях удавалось зажигать окна. Пришлось это делать на компьютере, это тоже нетривиальная задача, весьма тяжелая.  Она кажется простой, но на самом деле это тоже труд, ведь свет влияет на многое вокруг.

 

Плюс погода не всегда была одинаковой. Например, какая-то сцена снимается три дня, один день шел снег, а два других – нет, что делать? Досыпать снег там, где его нет.

 

– Какой шот был самым сложным?

 

АГ: Для меня все шоты романтического проезда, когда герой ведет свою возлюбленную показать город с другого ракурса, были самыми сложными. Эти сцены снимались в павильоне с движущейся камерой. Здесь нужно было добавлять атмосферу, которой не было.

 

В этих кадрах все окружение – это full CG, кроме двух съемочных людей и декорационных элементов. А весь город здесь – цифровой.

 

 

Съемочный плейт

 

Финальный кадр

 

Съемочный плейт

 

Финальный кадр

– А общие виды Петербурга в фильме – это не full cg?

 

АГ: Сделать весь Санкт-Петербург трехмерным – задача неподъемная. Мы не стали этого делать. Да, мы сканировали город с дронов. Мы успели это сделать до ужесточения правил организации полета дронов. Нам повезло это сделать еще без бюрократии.

 

АУ: Многие были сложны по-разному. Но, наверное, были одними из самых сложных были комплексные, которые потребовали многих корректировок и размышлений о том, как это будет сделано – это заявочные планы, в которых день переходит в ночь. Изначально у нас был снятый с коптера дневной солнечный Петербург и потом мы показываем его ночью. Там есть несколько full CG шотов, но в основном это съемочные планы, которые потом переделывались в ночные. Это позволило сохранить какие-то детали, которые были на съемочном материале. Их было совершенно нецелесообразно генерировать с нуля. Но там все равно было много работы. И когда мы взвешивали, что проще: полностью вытроить трехмерный город или клинапить, решили, что клинапить проще. Мы восстанавливали то, что нам нужно, но основные виды мы брали со снятых плейтов. У нас были отсканированные в 3d здания, которые мы использовали не целиком, просто снег насыпали.

 

– Но ведь, чтобы «насыпать» снег все равно нужно сделать 3D геометрию?

 

АУ: Да, но она не будет высокодетализированной. Например, мы отсканировали колокольню, но не для крупных планов, не с высокой детализацией. Но в фильме она была довольно близко к камере. Если бы мы сделали ее трехмерной, она, может, и не очень хорошо смотрелась, а так – как настоящая, потому что и есть настоящая, разве что, мы насыпали ей на крышу снег.

 

Сама по себе задача по созданию набора этих зданий довольно объемна, особенно – для такого проекта. Нашей задачей было создать романтическую картинку, а не получить трехмерный город. Графика хорошо получается, когда она удачно комбинируется со съемочным материалом. Здесь было интересно с кораблем: часть была построена, часть дорисована.

 

 

Съемочный плейт

 

Финальный кадр

 

А для города мы делали только фасады, как Потемкинские деревни. Эти крыши и фасады – это не честное 3D, это 2,5D. Они существуют только с двух сторон – с обратных сторон там пустота. Мы такое делали впервые, потому что были застигнуты врасплох погодой, а решение нужно было принимать здесь и сейчас – съемка должна была начаться через неделю, а по реке разве что катера не катаются. И переносить ничего было нельзя, мы уже запустились, и останавливать съемки уже не могли, фильм мог не состояться вообще.

 

– Какие проекты сейчас в работе?

 

АГ: Мы стартовали с режиссерским дебютом Алексея Чадова «Джон» - это своеобразное продолжение Балабановского фильма «Война». Нет, на самом деле они - самостоятельные произведения, но, если кто смотрел «Войну» и помнит ее, увидит много общего. Также мы работаем над картиной «Чемпион мира» Алексея Сидорова.

И продолжаем делать «Конька-Горбунка».

 

 

Надежда Маркалова