Виктор Перес: «В России для создания виртуального производства есть все!»

21 Января 2021 13:07

В декабре прошлого года на этот раз виртуально в сети прошел очередной CGEvent – легендарная конференция, посвященная компьютерной графике во всех ее проявлениях. И «горячей темой» этой конференции было виртуальное производство. Мы поговорили с VFX супервайзером Виктором Пересом о том, какие преимущества дарит кинематографистам новая технология.

 

Виктор Перес – испанский режиссер, сценарист и VFX супервайзер с 20-летним опытом работы в индустрии. Среди его работы такие проекты, как: «Пираты Карибского моря: На странных берегах», «127 часов», «Темный рыцарь: Возрождение легенды», «Изгой-один: Звёздные войны. Истории» и другие.

 

– Несколько лет назад на CGEvent вы рассказывали о своем коротком метре «Эхо», если я правильно понимаю, это тоже было виртуальное производство?

 

– Да! Потому что все было снято на фоне хромакея в павильоне, и весь фон был вставлен в фильм позже. Виртуальное производство отличается от обычного тем, что у вас нет физических декораций во время съемки. Съемочная группа видит только хромакей, но у нас есть ассистент, который визуализирует виртуальное пространство на экране. Этот вариант, конечно, отличается от того, что мы сегодня называем виртуальным производством в виде «Мандалорца». Ведь в этом случае у нас есть светодиодные стены-экраны. И мы сразу видим декорации и даже можем с ними взаимодействовать на определенном уровне.

 

Но тогда у нас не было возможности сделать также, и не было взаимодействия с фоном. Правда, в декорации не было и отражающих поверхностей, так что, нам эти экраны были и не критичны. Я снимал это три года назад, в то время технологии под названием StageCraft не существовало.

 

Какую выгоду получает кинематографист. Используя виртуальное производство?

 

Эта технология позволяет разместить вашего актера где угодно, даже если такой локации не существует, не выезжая из студии. Светодиодные стены дают возможность взаимодействия со светом, с окружающим пейзажем, со средой. Кроме того, это возможность создать все в компьютере, а не строить реальную декорацию. И это очень мощный инструмент для кинопроизводства.

 

 

 

 

– Но он очень дорогой. Или все это можно организовать бюджетным методом?

 

– Смотря, по отношению к чему. Я объясню просто. Если вам для проекта нужна одна сцена во льдах, а другая – в песках пустыни и еще третья в ночном городе, вам для этих съемок придется съездить в три места или даже в три разные страны. И если это всего несколько кадров, такое путешествие будет очень дорого по отношению даже к светодиодной стене, с помощью которой можно снять все три сцены, не выезжая из студии.

  Если у вас одна сцена – всего пара кадров – и вы создаете для них виртуальное производство – это будет очень дорого. Но если у вас такая студия уже создана, и вы делаете в ней множество разных вещей. Эти два кадра будут стоить гораздо меньше.

 

Это зависит от того, что у вас есть и что вам нужно снять, и сколько будет стоить снять то же самое на реальной локации.

 

Что касается, например, «Мандалорца», то построить такую студию для него было логичным решением. В сериале много совершенно разных локаций, и некоторых из них не существует вовсе. Кроме того, главный герой ходит в блестящих доспехах, которые отражали бы хромакей. И для создания нужных отражений их бы пришлось создавать повторно в цифре, чтобы заново осветить и создать соответствующие отражения. И вот это бы стоило дорого. Этот сериал почти невозможно снять на фоне хромакея. Светодиодные стены позволят создать нужную световую среду для персонажа и отсветы в его костюме. И ничего не приходится делать на этапе постпродакшна.

 

Эта технология дает больше свободы в повествовании и помогает сделать историю, разворачивающуюся в разнообразных локациях экономичной. Но если использовать ее неправильно, она будет ужасно дорогой и все равно не даст нужного результата.

 

Ведь StageCraft тоже не идеален, у него есть ограничения, но если кинематографист о них знает, и играет по определенным правилам, то получается очень эффективно. А вот если играешь вопреки – получается очень дорого.

 

 

Виктор Перес на съемочной площадке

 

– Если я правильно понимаю, в данном случае требуется весьма длинный период подготовки, и кинематографисты должны точно знать, что будет происходить в кадре в каждой конкретной сцене, что где стоять и как двигаться. И это - до того, как начнут снимать, чтобы подготовить виртуальную локацию в компьютере. У меня есть ощущение, что российские кинематографисты в большинстве своем не привыкли к такому уровню дисциплины и проработки своих действий наперед.

 

– Мне кажется, это не только русская проблема. То же самое у итальянцев, британцев и даже иногда американцев, все кинематографисты одинаковы. Им сложно принять решение до того, как они увидят результат.

 

Здесь для кинематографистов важно образование, в данном случае – практика. Это единственный путь развития. Никто не начинает творить, сразу зная все. Нужно учиться, экспериментировать.   

 

Это главное, что я бы порекомендовал любому кинематографисту – экспериментировать, понять ограничения технологии и ее возможности, расширить свое понимание процесса. И это не только для режиссеров, это также важно продюсерам. Это, прежде всего, продюсерская задача. Если продюсер знает, сколько он может сэкономить и насколько хорошо при этом может выглядеть картинка, он принимает правильное решение и относительно используемых технологий.

 

Конечно, когда мы говорим о «Мандалорце», мы говорим до Disney. И это Джон Фавро и множество других людей, у которых прекрасный опыт. Джон Фавро сделал «Книгу джунглей» и потом «Короля льва», у него гигантский опыт в виртуальном производстве. Он отлично знает ограничения, и знает, эти что технологии вообще могут.

 

Но я верю, что в России есть все, что вам нужно, чтобы организовать подобное производство. И я имею в виду не только специалистов по визуальным эффектам. Я имею в виду всю сеть кинопроизводства, от продюсеров до режиссеров, операторов и VFX команду.

 

Я большой поклонник студии Main Road Post – они – одни из лучших в мире. И если кто-то захочет организовать такое производство – у вас все есть, всю инфраструктуру можно добыть на месте.

 

– Сегодня не очень хорошее время для больших фантастических фильмов, я боюсь.

 

– Да, если мы говорим о кинотеатрах – кино встало на тормоза во всем мире. Так что, большие фантастические проекты – об этом мы будем говорить через год.  Сейчас все сходят с ума по стриминговым сервисам. И Кристофер Нолан ругает Уорнеров за выпуск больших фильмов в онлайн. Но я его очень понимаю и разделяю его точку зрения.  Но в то же время – а что делать студиям? Никто не пойдет в кинотеатры сейчас – это опасно для здоровья и даже жизни иной раз. Большую фантастику сейчас везде сложно выпускать. Просто время не очень удачное.

 

– Вы ведь занимаетесь композитингом?

 

– Раньше занимался, сейчас я двинулся дальше и стал VFX супервайзером.

 

– Хотела спросить, какой шот был самым сложным в вашей карьере композера?

 

– О! Я вам скажу! Это шот в фильме «Изгой-один: Звёздные войны. Истории». Это полностью компьютерный кадр, который Джордж Лукас всегда хотел вставить в «Звездные войны» - в самый первый фильм, но тогда ему не хватило времени и денег. В кадре были крестокрылы, только что прошел дождь, но светило солнце, проглядывающее сквозь облака. Это был масштабный кадр и в нем было много элементов. Я работал над ним полтора месяца!

 

 

Кадр из фильма «Изгой-один: Звёздные войны. Истории»

 

И меня потом спрашивали: «А что здесь компьютерного?» И я такой: «О! Отлично! Потому что здесь все компьютерное!». Я добавил дисторсии объектива и размытие объектов на переднем плане, потому что реальная оптика ведет себя именно так. Я начинал фотографом, поэтому очень внимательно отношусь к поведению оптики. Для меня работа объектива очень важна, она придает кадру убедительности. И имитировать ее в цифре – самое сложное! Но я очень доволен этим шотом.

 

Помню еще один шот, который я делал несколько лет назад для фильма Кристофера Нолана «Темный рыцарь: Возрождение легенды». Это был шот, снятый на камеру IMAX с последующей интеграцией среды. Работать с Ноланом сложно, потому что у него острый глаз, и он очень внимателен к деталям. И это было в самом начале нашей работы с реальным отснятым материалом для IMAX. Это было трудно, потому что в этих кадрах можно видеть мельчайшие детали. И здесь уже даже коллегам было сложно понять, что реально отснято, а что – компьютерная графика.  И с определенной точки зрения очень грустно, что цель твоей работы – сделать так, чтобы ее никто не заметил.

 

 

Кадр из фильма «Темный рыцарь: Возрождение легенды»

 

– Чем вы сейчас занимаетесь?

 

– Сейчас я работаю над собственным фильмом как режиссер. Пока не могу ничего про него рассказать, потому что его еще не объявили официально из-за прекрасного красивого года 2020.

 

– Здорово, удачи вам!

 

– Спасибо!

 

– И, конечно, всех интересует вопрос, убьет ли светодиодный экран хромакей?

 

– Хромакей – это очень эффективный инструмент. Его можно быстро развернуть, правильно осветить и работать, а фоновое изображение вставить на этапе постпродакшна. Конечно, у такой методологии есть особенности. Например, нужна команда VFX специалистов для постпродакшна, оператор-постановщик должен понимать, как осветить декорацию, чтобы это освещение совпало с тем, что будет изображено на фоновой части, которую нужно будет потом «вклеить». Но, по сути, это несложная технология. Вы просто снимаете все на хромакее и потом убираете его.

 

Создание такой системы, как на «Мандалорце» – дорогое удовольствие. И бюджет одного фильма ее вряд ли может себе позволить. Но технологии дешевеют каждый год. Через год эта технология будет стоить четверть того, что она стоит сегодня, а еще через год – десятую часть. И через пару лет она будет доступна для всех. Первопроходцы – в данном случае ILM – прокладывают путь для всех, кто придет позже. И они занимаются отладкой и исправлением ошибок. Они платят за вылавливание недочетов и разработку новых приложений. Например, уже сейчас они используют собственный софт для создания 3D изображения. И в данный момент мы находимся на этапе перехода от первопроходцев к их последователям. Примерно через три года технология станет доступна всем, и вот тогда кто угодно сможет использовать как хромакей, так и экраны, в зависимости от творческих задач. И здесь очень важно, чтобы продюсеры понимали, что лучше подходит для их конкретной цели: хромакей или виртуальное производство, потому что оно принесет им бОльшую прибыль.

 

Сегодня многие считают, что это будет единственным инструментом для создания визуальных эффектов, что это убьет хромакей. Я в это не верю. Это просто разные технологии.

 

 

VFX супервайзер Виктор Перес

 

– Можно ли создать подобное с технологиями прошлого. Например, с фронт-проекцией?

 

– Конечно, ее использовали, например, на фильме «Обливион» – для создания освещения внутри башни. На «Книге джунглей» фронт-проекцию использовали для создания на ребенке теней от идущих слонов, которых не было. Так что, каждая технология привносит что-то в уравнение, увеличивая возможности. И у каждой есть свои особенности и ограничения.

 

– Интересно, как будет развиваться эта технология дальше!

 

– Думаю, дальше кинематографисты будут искать, как избавиться от ограничений системы, которые у нее есть сейчас. Например, она не умеет создавать яркий направленный свет, на «Мандалорце» для таких сцен использовали обычное студийное освещение.

 

Конечно, технология будет развиваться. Но чтобы это происходило, кто-то должен пробовать новые вещи для своих задач.

 

Когда я работал над «Эхо», мы использовали проектор, чтобы проецировать на полу план декораций. И это было здорово, я мог видеть все аспекты декорации во время съемки. Догадываюсь, что, если у нас есть несколько проекторов, мы можем имитировать определенный свет. Например, можно будет спроецировать свет, проходящий сквозь деревья и облака, и это – совсем другой свет, чем от обычного студийного прожектора.

 

Но что, если мы сможем заставить эту технологию создавать такой свет сразу в системе экранов? Тогда у нас отпадет одно ограничение и появится больше возможностей.

 

Как это в кино работает? Когда есть задача, нужно найти для нее решение, или ты не сможешь работать. В ближайшем будущем, я уверен – в самом ближайшем – кому-то понадобится проектор с ярким светом, и кто-то его обязательно изобретет – с помощью софта и светодиодных экранов. И это будет круто. Но сейчас приходится пользоваться другими инструментами.

 

Сейчас пока это проблема. Если вернуться к «Мандалорцу» можно увидеть, что в первой сцене первого сезона у них сцена с облачным небом. Это рассеянный свет, он невероятно красив и кинематографичен, но они пока не могут создать с этой системой яркие солнечные лучи. Солнечный свет они создавали другими технологиями. И это – цель для будущих открытий и разработок.