Пол У.С. Андерсон: «Самыми сложными были сцены в Москве!»

12 Сентября 2012 00:00

6 сентября в гостинице Ritz-Carlton состоялась пресс-конференция с исполнительницей главной роли в фильме «Обитель зла: Возмездие» Миллой Йовович и режиссером франшизы, супругом Миллы, Полом У. С. Андерсоном. Предупреждаем: в тексте есть спойлеры!

- В фильме очень подробно показана станция метро «Арбатская», как вы снимали эти сцены?

Пол: Мы снимали на Красной площади, нам очень повезло, что для нас ее закрыли! Я очень хотел снять ее именно так, ведь люди привыкли видеть Красную площадь заполненной людьми. А у нас кроме персонажей  фильма на ней никого не было. Это очень необычные кадры. И то же самое было со станцией метро. Она закрыта только ночью, поэтому мы дождались ночи и пошли снимать. Конечно, нам не разрешили ее разрушить, вогнать в нее роллс-ройс и все остальное, поэтому все разрушения мы снимали в павильоне в Торонто.

- Что было самым сложным в съемке? Особенно это касается сцен с визуальными эффектами.

Милла: Для меня? Было очень больно. Мне спецэффекты не мешают, я уже не первый фильм делаю с ними. Конечно, мы работали на фоне хромакея, нам приходилось реагировать на теннисные мячики, или просто крестики на стене. Да, в  этом есть некая сложность, но я привыкла. И это не было большой проблемой.

Самым сложным в этом фильме было играть роль матери. Потому что я хорошо знаю Элис, знаю, как она реагирует на опасность и как себя ведет. И вдруг мне пришлось играть домохозяйку, мать. Вот тут я наконец прочувствовала, каково это – быть жертвой во франшизе «Обитель зла».  Раньше меня зомби никогда не ели, это было даже круто. Это было необычно, быть в напряжении, играть панику, бегать и кричать. Элис так себя не ведет. Жить в стрессе каждый день по 16 часов – точно создавало мне проблемы. Удивительно, но самым сложным было не быть той самой Элис, которую мы знаем.

Пол: Нужно отметить, что Милла сама делала свои трюки – на тросах и с оружием. Чем хорошо снимать собственную жену – ее можно не жалеть. Каждый вечер она уходила с новыми синяками, но утром была во всеоружии снова на работе. Удивительно.

Для меня самым сложным в фильме были сцены в Москве. Я всегда мечтал снять гонку с роллс-ройсом, и я часто думал, почему никто этого не делает в кино? И когда я начал снимать - понял, почему! Эта машина стоит полмиллиона долларов, и мы на съемках полностью разбили три роллс-ройса. Мама Миллы была сильно расстроена. Она надеялась, что после работы машина останется у нас.

Милла: У нас есть одна. Но она исцарапана и с пулевыми отверстиями.

Пол: И комбинировать спецэффекты на площадке с визуальными эффектами было непросто. Мы планировали эти сцены задолго до начала съемки, и нам пришлось снимать в Москве, в Торонто и потом соединять различные элементы. Мы работали над этими эпизодами практически на протяжении всего съемочного процесса, постоянно возвращаясь к этим сценам. Даже работая над другими сценами, я постоянно возвращался к московским эпизодам. И кадры затопления были тоже очень сложными – ведь вы знаете, что реалистичную воду в таких масштабах сделать в CG довольно сложно. Мы провели лидарное сканирование Красной площади и построили для сцен затопления ее фотореалистичную модель во всех подробностях. Мы хотели, чтобы в момент обрушения на нее воды части башен отваливались, и их смывало потоком. Там много деталей, вы увидите это на blu-ray, когда сможете посмотреть эти сцены покадрово.

- А как вы работали с нашими текстами, потому что там все довольно правильно?

Пол: Знаете, нам по какой-то причине не разрешили взрывать фасад ГУМа, поэтому нам пришлось все подробненько сфотографировать и воспроизвести в павильоне. Мы построили весь первый этаж ГУМа в Торонто. У нас там весьма активные боевые сцены, мы стекла бьем и взрываем ракеты внутри здания, поэтому пришлось запастись множеством фотоматериалов, включая тексты объявлений. Так что тексты были сделаны по фото.

Милла: Там одна буква где-то стоит неправильно. Черт, мы так старались, чтобы сделать идеально! Но одна буква, ладно.

PS: Многие спрашивают про лак на ногтях Пола, журналисты это тоже заметили и спросили. Это дочка тренируется маникюр делать, потому что на маме нельзя.