Елена Лукьянова: «Костюм помогает показать эмоциональное состояние персонажа»

22 Января 2015 00:00

На этой неделе на наши экраны выходит картина Веры Глаголевой «Две женщины» по пьесе Ивана Тургенева «Месяц в деревне». Картина получилась красивая, и, заметив, сколько внимания было уделено костюмам, мы решили побеседовать с художником по костюмам Еленой Лукьяновой.

Елена Лукьянова делала костюмы для таких проектов, как «Метро», «Штрафбат», «Никто не знает про секс», «Пассажирка», «Раскол», работала со Станиславом Говорухиным, Николаем ДосталемВерой Сторожевой, Павлом Павликовским. Она также является доцентом ВГИКА, где учит студентов создавать на экране образы с помощью костюма.

- Расскажите пожалуйста, как вы пришли к профессии?

- Я всегда была влюблена в кино, с самого детства. Еще в школе я начала рисовать, занималась в художественной школе, потом в училище. И в училище я узнала, что в обожаемом мною кино тоже есть профессия художника. После этого я загорелась этой идеей, и сразу после училища поступила в институт кинематографии.

- Почему именно костюмы?

- Мне всегда хотелось делать именно это. Мне нравится человек и создание образа с помощью костюма.

- Вы делали костюмы к «Метро»! Расскажите немного об этом?

- Да, там было интересно работать, как всегда на трюковом кино – у главного героя было восемь разных костюмов. Имеется в виду – восемь разных состояний костюма, потому что снимали фильм не по порядку сцен, и нужно было, чтобы все восемь вариантов были готовы одновременно: и изорванный, и новый, и частично изорванный, и просто испачканный.

- Как вы просчитывали, как он порвет его во время исполнения трюков?

- Это всегда очень сложно. Естественно, если что-то не совпало, потом дорисовывается с помощью компьютерной графики.

- Жутко интересно! Но давайте вернемся к «Двум женщинам», как вы в принципе работаете – начинаете со сценария?

- Конечно! Сценарий – это основное. Любая картина начинается с обсуждения в творческой группе,  определяются принципы работы каждого члена команды. По костюмам главное – это беседа с режиссером, на которой вырабатываются определенные принципы, их потом и придерживаешься в работе. По этой картине они определились у нас сразу: во-первых, это все происходит летом на загородной усадьбе, и  Вере Витальевне [Глаголевой] хотелось, чтобы костюмы были легкие, воздушные. Нужно было показать медленное течение времени и роскошь барского быта. На это должны были работать все элементы фильма. Например, мы договорились, что у нас не будет черного цвета, и что мы максимально приблизим костюмы к той эпохе, то есть, ткани будем брать только натуральные, которые могли использоваться в те времена. И по цвету они должны быть нежными, светлыми, мы выбрали пастельные тона для господ и тепло-коричневую гамму для крестьян.

Для пошива костюмов использовали лен, хлопок, шелк, шерсть, батист, мне даже удалось найти шелковую чесучу, которая сейчас не применяется, и натуральный шелковый газ, а также войлоки и кожу для крестьян.

Дело в  том, что натуральные ткани имеют совсем другую эстетику. Искусственные ткани блестят - нагло, я бы сказала, неизящно, торчат, некрасиво заламываются, натуральные ткани ведут себя иначе.

Кроме того, что определяются изобразительные и цветовые принципы, определяется еще временной отрезок, в котором живут персонажи. Мы делали не 1840 год, в который, может быть, происходили события, а взяли дату написания пьесы. Потому что мода 50-х годов отличается от 40-х. Она менее слащаво-романтичная, как показалось Вере  Витальевне. Это было ее пожелание. Просто в 40-е годы популярной была прическа букли, все дамы были такие изнеженно-романтичные. А режиссеру хотелось создать образы, которые были бы ближе к нашему времени, более лаконичные прически, более четкий силуэт, чтобы талия была на месте. Поэтому мы взяли эту эпоху.

Костюм и персонаж в нем

Дальше идет более конкретное изучение эпохи – какие были платья, корсеты, кринолины, это изучается на основе книг и журналов того времени. Есть книги, в которые погружаешься в текст, а есть – в которых смотришь картинки. Сейчас есть репринтное издание издательства «Белый город», где собраны картинки из модных журналов Франции. Например, Le Moniteur de la mode, Petit Courrier des dammes, Journal des modes – журналы высокой моды 1850-х годов. В то время женщины действительно смотрели на эти картинки и по ним заказывали себе платья. Раньше же не было магазинов, как сейчас: пришел и купил. Все шилось на конкретную женщину, и она выбирала фасоны вот по этим французским картинкам.  Выбор этих картинок не случаен, он соответствовал истории образа.

 - Насколько я  знаю, все костюмы шились к фильму специально, это не аренда из каких-то ателье?

Да, в основном, кроме каких-то второстепенных героев, которые мало появляются на экране. Но кое-что мы специально брали в прокат. Например, часть костюма Большенцова взята в прокат, именно для того, чтобы показать его провинциальность. И еще сюртук доктора - нам нужно было показать, что эти костюмы не новые, поношенные, потасканные.  То, что мы смогли идеально подобрать, мы оставили. Остальное сшили сами. Полностью изготовлялись головные уборы и обувь. Всего сшито 27 комплектов для основных персонажей.

Костюм провинциального врача

- А были ли дубликаты костюмов для каких-то сцен?

Да, Верочка у нас мокнет под дождем в бежевом платье, их было два.

- Она в конце фильма переодевается в более темное платье, более строгое – это было специально задумано, потому что у нее произошла драма и она как бы в трауре?

Если говорить по каждому персонажу, то Верочка - это молодая бедная воспитанница. Поэтому никаких особых дорогих кружев на ее нарядах быть не может. Для ее образа нет смысла их использовать – это будет неправда. Но при этом она – очень светлый человек, молодой и жизнерадостный, в начале истории - очень наивный. Для нее нужно было сделать лаконичные, очень простые платья, создать цельный и красивый образ. Первое ее платье – бежевое с маленьким кружевом и рукавчиками.  Только пояс мы сделали из французской ленты, которая оттеняет ее тонюсенькую талию. Мы применили там любопытный прием: платье из бежевого батиста с выделкой в мелкий горошек, но юбка - двойная, сначала голубой батист, а сверху – бежевый в горошек. Голубое слегка просвечивает сквозь бежевое, например, в складках, при движении получаются красивые переливы, фактура кажется богаче, получается пластичный и красивый образ. Второе платье уже голубое, но она еще счастлива, она влюблена. И третье платье, когда происходит ужасное для нее событие – она очень расстроена тем, что отвергнута, и со стороны ее опекунши это сделано некрасиво, ее чувства грубо растоптаны. И она как натура цельная и сильная, будто бы отвергает все наряды, надевает платье, которое по образу максимально похоже на платье воспитанницы. Это школьное платье с воротничком, с длинными рукавами, закрытое, будто вся фигруа в чехле. Но при этом линиями хотелась показать, что она все такая же тонкая, и несмотря на трагедию остается красивой девушкой. Платье старательно фактурили, чтобы оно не было новым, и даже низ драли и подкрашивали, делали выцветшим – низ и плечи, будто эти места выгорели. Специально делали его поношенным для образа.

Бежевое платье Верочки (на переднем плане)

Кадр со съемок (видно голубую нижнюю юбку)

Кадр из фильма

Главная героиня – самая роскошная из всех присутствующих женщин, поэтому она носит кринолин, более пышные платья, из шелка, с дорогими кружевами. Сейчас бывают в продаже реплики кружева того времени. Именно их мы покупали и использовали. Сиреневое платье, которое было выставлено в музее, создавалось с учетом второй задачи. Это платье для свиданий, и нужно было после свидания показать, что у нее что-то не в порядке с одеждой. Мы долго обсуждали с Верой Витальевной, как это сделать, ломали головы, но придумали съемный воротник. Причем, я долго искала какие-то вещи, которые помогли бы сделать это платье, и вот в антикварном магазине попалось два куска кружева, который можно было составить симметрично и сделать красивый воротник. Он сделан отдельно, просто одевается сверху. В нужной сцене он был сдвинут, героиня  поправляет его в кадре, тем самым раскрывая, что между нашими персонажами что-то произошло.

Воротник и платье для свиданий в фильме

Чтобы найти сами ткани ушло много времени и усилий. Это связано с тем, что не хотелось перегружать образ большим количеством оборок или других элементов. Вера Витальевна всегда стремится к цельности и лаконичности. Это было важно, потому что мы же не делали документальное кино про ту эпоху. В те времена, возможно, некоторым женщинам вкус отказывал, и они перегружали платья бантиками, украшениями. Если смотреть исторические картинки, некоторые платья выглядели как торты. Но у нас художественный фильм, и все его элементы должно работать на создание образа. Мы максимально очистили костюмы от этих деталей. Но в таком случае, должна работать сама ткань, она должна быть красивой и выразительной.  Буквально каждый кусок приходилось разыскивать.

Белое платье главной героини, кадр из фильма и со съемок

Как-то мне попалась очень красивая сиреневая ткань с мелкой фактурой: будто едва видная клеточка или полоска, которая была в то время модна и смотрелась не примитивно. Из нее это платье и сшили.

Ракитин - человек образованный интеллигентный, приехал из-за границы. У него несколько костюмов, есть дорожный, в котором он приезжает, и костюм, который выставлен в музее.

Белый сюртук, Рэйф Файнс на примерке и кадр из фильма

Костюм, в котором он был в следующей после приезда сцене, тоже был сделан с учетом особой психологической задачи. Ракитин - человек уже стареющий, но ведь он едет к своей возлюбленной, он появляется в этом чесучевом белом сюртуке, который сшит по последней моде. Мода коротких летних сюртуков тогда только появляется. У всех остальных персонажей сюртуки гораздо длинней, чем у него. Он моднится, раскрывает себя, что приехал, франт такой, модный и светлый, на волне радости от предвкушения встречи со своей любимой. Потом мы его переодеваем все в более стандартные темные вещи, он медленно угасает, когда видит, что его больше не любят, его забыли, а его возлюбленная увлечена каким-то другим человеком.

Еще один костюм Ракитина и кадр из фильма

Костюм в кино очень тесно связан с персонажем. Помогает подсознательно раскрывать его эмоциональное состояние. Зритель «считывает» все намеки подсознательно и получает некую историю героя, понимает его состояние в каждой сцене. Сейчас не во всех фильмах это можно наблюдать. Но в любом фильме, где изображение продумывается и художником-постановщиком, и художником по костюмам, это всегда выходит во благо общему замыслу.

Зеленое платье главной героини и кадр из фильма

Да! Еще у нас была комичная героиня – Елизавета Богдановна, компаньонка, старая дева и гувернантка. С ее помощью мы хотели привнести в фильм нотку комичности. Я пыталась это передать через костюм, представила ее деловой женщиной того времени, но немножко утрированной. У нее не платье, а тройка: блуза, жакет и юбка. Для нее взяты более яркие цвета, более плотные желтые и зеленые. Вера Витальевна придумала про нее историю, что она все делает своими руками. Розочку там пришлось делать из ткани, шляпку всю сделали из цветочков, которые она собрала на поляне, там же веточки, перья куриные. Она украшает себя сама по французской моде. Поэтому в ее костюме допустима легкая неровность, будто она сделала свой наряд вручную.

Костюм Елизаветы Богдановны и кадр из фильма

Любопытно, что с актрисами на съемке все было не так просто. Потому что женщины в 19-м веке одевались до трех часов. Пока ей сделают прическу, пока оденут, сама она одеться не могла – ей обязательно помогали. Потому что невозможно управляться с этими платьями самому. И наших актрис мы были вынуждены одевать. Вот эти треугольники верха и низа, которые перекрещиваются на месте талии – это делается благодаря внутренней конструкции, это корсет на металлических пластинах, который затягивает фигуру и весьма сильно уменьшает талию. И юбка пышная, за счет конструкции, которая называется кринолин. Раньше их делали на китовом усе. Все это и в ношении тоже требует определенной сноровки. Аня Леванова, которая играла Верочку, в первый день съемок практически упала в обморок. Она не смогла проходить весь день в корсете. То есть, сначала вроде бы, все нормально, а потом оказывается, что дыхание стеснено.  Современный человек не может дышать полной грудью, как он привык, ему не хватает кислорода. Раньше тоже обмороки были очень часты именно в связи с этим. Анна Астраханцева тоже часто просила ее расшнуровывать во время обеда, например. Но она быстро похудела и стала прекрасно влезать в свой корсет и все свои наряды. И очень лихо в них бегала к концу съемок.

- А Верочке было некуда худеть просто.

 - *смеется* Скорее всего да.

А Елизавета Богдановна… актриса сама по себе очень худенькая. Она очень плохо переносила корсет. Она очень живой человек, эта жесткость давалась ей с титаническими усилиями. Поэтому она умоляла одевать ее буквально за пять минут до съемки. Она делала грим, прическу, а костюм надевала в самый последний момент.

- Зато, говорят, корсет помогает вжиться в образ.

 Это правда. Все актеры это признают, несмотря на сложности. Во-первых, это совершенно другая посадка, фигура двигается иначе, меняется многое, это помогает создать образ. Каждому актеру необходимо к этому готовиться. Например, платье надо поднимать, когда спускаешься по лестнице, а у современной женщины такой привычки нет. У нас были случаи, когда спотыкались или поднимали юбку слишком высоко, а это некрасиво. Так что, мы еще и репетировали, как носить эти платья!

Еще у нас был персонаж - мать супруга главной героини. Бабушка. Она, как пожилой человек, носила платья в серой гамме. Мне как-то попались два очень красивых куска шелка благородного оттенка серого один ровный, гладкий, другой с рисунком.  Рисунок чуточку с коричневой прожилкой, и это подсказало применить коричневое кружево. Получился наряд для пожилого человека. Тогда для них делались более просторные кофты. На основе этого придумался такой комплект, а чтобы его оживить, чтобы оно не оказалось просто скучно-серым, я взяла светлый шелк, который выглядывает в виде широкой блузы.

Костюм бабушки и кадр из фильма

Еще у нас есть студент Беляев, по сценарию он наряжается в последний момент в праздничный сюртук. А до этого он был в простом льняном сюртуке. Их, кстати, тоже делали два. Потому что он тоже мокнет, а если такую вещь намочить, она свой вид теряет, поскольку сделана на клею. Нарядный сюртук сделали из шерсти.

- Есть какие-то еще технические особенности, например?

Особенности создания этих костюмов в том, что их нельзя сшить в обычном ателье – линии кроя не такие, как сейчас. Нет плечевого шва - он отведен назад, характерная деталь, дающая покатость плеч, иную форму. Грудь в мужских костюмах выстегивалась. И корсеты мужчины тоже носили, у нас не было необходимости до таких деталей все выстраивать. Но в фильме «Евгений Онегин», где играет Рэйф Файнс, использовался корсет. Когда мы встречались на этапе подготовки, он попросил не связываться с мужскими корсетами, потому что это легкая летняя история. Кино не про это. И мы не стали делать мужских корсетов. Раньше даже были накладные икры, чтобы ноги стали повыразительнее у тех, кому не хватает своих мышц.

Было много «технической» работы на площадке. Потому что кадры снимаются не по порядку, нужно следить, кто, во что, когда одет, чтобы они из кадра в кадр переходили, правильно одетые. Бывают и всякие неожиданности. Например, один раз, какой-то добрый человек… Поскольку снимали в усадьбе летом, комаров было немеряно, накупили всяких спреев от комаров.  И кто-то добрый решил помочь Рэйфу Файнсу, оградить его от комаров, и побрызгал на его сюртук. От этого спрея остались пятна, да такие, что их видно в кадре. Все бросились их выводить, и оказалось, что они и не выводятся. Был приличный кипеш, даже снарядили машину в ближайший городок, и ребята из реквизиторов привезли советскую «Минутку» в тюбиках, и она чудесным образом спасла сюртук.

Зонтики мы брали в прокат в музее.

Да, был же еще мальчик-барчук, очень живой, на нем бесконечно что-то рвалось, пуговицы терялись. Все как в жизни, одним словом.

Костюм барчука

Аксессуары искали в разных местах, специально заказывали лапти, для части персонажей  удалось купить сохранившиеся исторические, а остальное – плели на заказ. На блошином рынке нашли рубахи начала века. Конечно, это не середина 19-го века, но крестьянский костюм не менялся столетиями. Часть зипунов удалось взять в прокат. Есть люди, которые увлекаются антикварной одеждой, собирают старые вещи и дают их в прокат.  Нам удалось собрать крестьянские комплекты очень близкие по цвету. Их мы собирали по картинам Васнецова, потому что именно образ такого крестьянства Вера Витальевна хотела изобразить в своем фильме.

Костюмы крестьян и персонажи в фильме

Интересно, что местные жители из этой деревни по соседству, они даже выглядят, как настоящие русские крестьяне. У них красивые русские лица, все светловолосые, девушки с длинными косами, мужички колоритные, мы их одели, кому-то бороду доклеили – такая массовка получилась историческая! В Москве мы бы не нашли такую массовку.

- А как с Файнсом работалось?

Файнс очень профессиональный, достойнейшее себя вел. У всех членов группы от него остались только прекрасные воспоминания! Очень приятный человек.

- А было такое, что вы продумывали общую цветовую гамму для каждого персонажа?

Да, но в итоге не получилось выдержать эту задумку на экране. Изначально задумывалось, что Верочка будет носить только теплые цвета, а у Натальи Петровны будут холодные оттенки. И я сшила одно платье розового цвета, но Анне Левановой, которая играла Верочку, этот цвет категорически не подошел! Когда мы это платье на нее надели, его пришлось тут же снять – потому что на ней цвет выглядел ужасно. Правда, это платье у меня быстренько выкупили, так что бюджет фильма не пострадал. Пришлось шить ей голубое, которое ей прекрасно подошло. Так что от задумки этой пришлось отказаться. Но мы все равно постарались. Проблема в том, что при съемке у оператора были фильтры, а потом фильм еще прошел цветокоррекцию. Не всегда получается свои задумки до экрана доносить, есть обстоятельства, на которые ты не можешь повлиять.

Голубое платье Верочки и кадр из фильма

- А обычно вы обсуждаете свои вопросы с художником-постановщиком? Чтобы цвета совпадали, например, или наоборот контрастировали, где надо?

Знаете, в каждой группе дела обстоят по-своему. Чаще даже с оператором обсуждается, как материалы будут работать, какой свет будет использоваться, какие фильтры применяться. Чтобы подготовиться и что-то усилить, а что-то заранее сгладить.

- Над чем вы сейчас работаете?

После «Двух женщин» у меня была еще одна картина «Тили и Толи», которая сейчас находится в производстве. Там история вращается вокруг границы между двумя селами: грузинским и осетинским. Это романтическая комедия про двух влюбленных, которые разделены границей, но при этом оттого, что они веками соседствовали, они их разрушают. Такая добрая, милая картина, и творческая группа была замечательная.

- Пришлось погружаться в национальные особенности?

Фильм современный, поэтому это было не так сложно.

 

Интервью брала Надежда Маркалова.

Фото платьев из музея автора  

 
Марина Терешкова | 23.01.2015 15:39
у глаголевой замечательные фильмы получаются
Ответить | Поделиться
Сергей Филипов | 23.01.2015 15:23
повеселила фотография где из под светлого платья видны черные кеды
Ответить | Поделиться