Эстетика «Макбета»: визуальное решение и эффекты

26 Ноября 2015 22:29

На этой неделе в наш прокат вышла очередная экранизация пьесы Уильяма Шекспира «Макбет»; режиссера Джастина Курзеля с участием Майкла Фассбендера и Марион Котийяр. Это очень красивая, но в то же время крайне лаконичная лента, больше напоминающая шикарную театральную постановку, в которой все выверено до мельчайшей детали. Давайте поговорим о том, как она создавалась.

Фильм снимался в течение 7 недель – всего было 36 съёмочных дней. Все съемки происходили на натуре, только 6 съемочных дней прошли в интерьерах. «Всё это делалось для того, чтобы достичь максимальной достоверности, как хотел наш режиссер, – рассказывает продюсер картины Лора Гастингс-Смит. – Джастин хотел создать достоверный мир, в который было бы легко поверить, в котором бы прослеживалась логика, и он представлял его как своеобразный вестерн. Суровость мира, в котором существует Макбет, делает ландшафт одним из героев фильма, поэтому так важно было снимать на натуре».

Спартанский быт шотландцев, воссозданный на съемочной площадке фильма

«Это решение было взвешенным, но оно принесло с собой и множество задач, – говорит Курзель. – Но что оно действительно дало, так это некую основу, чувство реальности и связанности ландшафта с текстом и ходом действия, что, я надеюсь, вы сможете сами ощутить в фильме. Мы получили такую «заземленность», которая, как мне кажется, достаточно необычна для  поэтического текста и для повествования».

Все это правда: фильм получился необычным, это сплав реалистичности и поэтичности. Визуальное решение картины идеально сочетается с заданной тематикой. «Там во всем есть некая логика, всё стоит на своих местах, и вам верится, что это всё настоящее – и место, и время», - считает Гастингс-Смит.

Подобные детали создают ощущение аутентичности, хотя в фильме они не бросаются в глаза

Фиона Кромби, художник-постановщик, рассказывает, что заданием Курзеля было создать обжитой мир и в то же время неуловимо знакомый современной аудитории, несмотря на давность описываемых событий. «Мы не хотели делать всё слишком уж позолоченным, –  объясняет она. – Основным импульсом было убедиться в том, что этот мир близок человеческому опыту таким, каким мы его создали».

Курзель хотел уважительно отнестись к исторической правде. «Мы постарались быть максимально дотошными в изображении Шотландии XVII века, – рассказывает Кромби. –  Мы знали, как должны выглядеть вещи, и были удивлены, открывая для себя какие-то неожиданные факты. То, как выглядит Инвернесс в нашей картине недалеко от того, как всё было в действительности».

Интерьер красив, хоть и лаконичен

Кромби говорит, что она обычно старается наполнить картину максимальным количеством деталей: «Мне нравится делать декорацию «максимально одетой», потому что я привыкла работать именно так. Думаю, что такой подход помогает всем. Я давно работаю с Джастином, и мы отлично сработались».

С художником по декорациям Элис Фелтон Кромби прошла «огонь, воду и медные трубы». «Какие элементы мы могли бы еще добавить в этот мир, чтобы он не выглядел бескровным?» – спрашивает Кромби. – «Мы хотим, чтобы место съемок выглядело так, будто люди приходят туда в грязных ботинках, и будто это место всё так и дышит историей, хотя мы и притащили всю декорацию туда всего три недели назад».

Выше: эскиз резьбы по дереву для фильма. Работа арт-директора Ника Дента

Эскиз резьбы по дереву для двери церкви. Работа арт-директора Ника Дента. Ниже - готовая дверь на площадке

Когда смотришь на экран, кажется, что именно так – скупо, по-спартански, жили в те времена шотландцы. Даже быт высокопоставленных вельмож не был окружен перинами. Все было мрачно и жестко. Вкупе с весьма сдержанной в разнообразии природой Шотландия производит весьма угнетающее впечатление.

Суровый шотландский пейзаж

Дополняли картинку атмосферные эффекты. Супервайзером спецэффектов на площадке был Майк Келт от студии Artem. Кстати, съемки проходили зимой, в крайне суровых погодных условиях: дул штормовой ветер и было ужасно холодно.

Для сцен боя режиссеру потребовались не только атмосферные эффекты, но и отрезанные руки, висящие наружу кишки и огромное количество кинокрови. Курзель хотел реалистичности и в этом.

Чертеж для постройки декораций и референсы к ней. Работа арт-директора Ника Дента

Сцена сжигания

В одной из сцен по сюжету нужно было сжечь заживо людей. Эту сцену снимали в особом месте, которое охраняется научным сообществом. Поэтому нужно было принять особые меры предосторожности, чтобы не нанести вред природе этого местечка. Например, тушить огонь можно было только морской водой… но главной проблемой была окружавшая место съемок сухая трава. Пришлось принимать все меры противопожарной безопасности – сухая трава не должна была вспыхнуть. Кроме того, огонь в кадре должен быть контролируемым. Художник-постановщик должен иметь возможность увеличить или уменьшить объем пламени по просьбе оператора или режиссера. Ну и стоящие вокруг пожарища актеры не должны были пострадать, а ветра здесь совершенно непредсказуемы. Конечно, вместо людей использовали несгораемых кукол, а сам огонь поддерживали с помощью специальной газовой горелки. Иными словами, пиротехники поработали на славу.

Чертеж для постройки настила. Работа арт-директора Ника Дента

Бойцы в искусственном дыму

Кроме дыма команде спецэффектников пришлось делать и проливной дождь

Но погода была действительно сурова. «Мы ходили по съемочной площадке. Как антарктические пингвины, - рассказывает Майк Келт. – Один человек шел впереди, а остальные прятались за ним. Мы часто менялись местами. Кроме того, съемочная площадка находилась довольно далеко от дороги, а использование механических транспортных средств там было запрещено в силу заповедности территории. Все приборы и приспособления нужно было нести на себе. Вот такая вот у нас «гламурная» кинематографическая жизнь». Самым главным эффектом на площадке был вечный низко висящий плотный туман, летящий клочьями и создававший атмосферу полусна.

«Его нужно было генерить весь съемочный день, вне зависимости от того, куда и с какой силой дует ветер, - продолжает Майк Келт. – А ветру не укажешь. Нам нужна была система дымомашин, которую можно было бы адаптировать к подобным условиям и постоянным переменам в направлении ветра. Мы разработали систему переносных труб и с их помощью быстро перемещали источник дыма по площадке». Кроме того, в этих трубах были дырочки, так что дым выходил по всей локации, позволяя оператору снимать общие планы и панорамы.

Зато красиво!

Поэтичный в кадре дым совершенно прозаичен за кадром

Идет работа

Надо отметить, что инженеры в Artem разработали специальное переносное устройство для генерации дыма, этакая ручная дымная пушка. Во время съемки они и создавали плотную завесу дыма вокруг камеры, который и позволял техникам с этими пушками в руках  прятаться от камеры.

Протез отрубленной кисти

Счастливая массовка с выпущенными наружу кишками

Для боевой массовки были разработаны специальные протезы, из которых текла кровь и выглядывали кости. Эти бутафорские конечности использовали в сценах их отрубания в бою. Литры кинокрови были прокачаны через спрятанные под одежной актеров массовки трубки, чтобы воссоздать эффект разрезания тел бойцов холодным оружием.

 

Еще один интерьер. На кровати лежит муляж - копия актера Дэвида Тьюлиса

Дэвиду Тьюлису пришлось пройти процедуру снятия слепка, это позволило ему уйти с работы раньше в тот день, когда Макбет убивает короля Данкана, а не играть мертвого всю промозглую ночь.

Надежда Маркалова по материалам студийного пресс-релиза и всея интернета.  

 
Екатерина Леонова | 27.11.2015 12:08
Очень интересно как всегда столько фотографий... пока не дошла до предпоследней... А если бы я кушала, я и так чуть завтрак не выплюнула)))))
Ответить | Поделиться